ЧЕЛОВЕК НА СВОЕМ МЕСТЕ | Еврейский Обозреватель

ЧЕЛОВЕК НА СВОЕМ МЕСТЕ

| Номер: Июль 2016

Александру Роднянскому исполнилось 55 лет

Rod_2

Александр Роднянский и Холли Берри, премьера фильма «Облачный атлас», 2012 год

Александр Роднянский — без преувеличения самый влиятельный отечественный продюсер, за плечами которого и успешные телевизионные проекты, и коммерческий успех многих кинолент, и красные дорожки Каннского кинофестиваля, и голливудский «Золотой глобус». Он по-настоящему уверен, что продюсер — это человек, способный разговаривать с миллиардами зрителей и этим разговором менять окружающий мир, настроения общества, жизни отдельных людей и целых стран. Вот так — ни много, ни мало.
Роднянский, несомненно, личность легендарная, причем не только для медийщиков, но и для бизнесменов, такое очевидное воплощение «украинской мечты»: делать то, что нравится, получать высокое международное признание и зарабатывать при этом миллионы.
2 июля Александру Роднянскому исполнилось 55 лет. Это возраст расцвета — расцвета творческого, профессионального, человеческого.
Роднянский дает интервью не так чтоб очень часто, но, как говорится, «редко да метко» — его беседы с журналистами всегда очень интересны и максимально предметны. Поэтому мы решили сегодняшний материал о нашем герое построить на основе его интервью разных лет и порадовать читателя такой роскошью — общением с умным, многогранным и успешным человеком.

ГДЕ, КОГДА И У КОГО РОДИЛСЯ
Родился 2 июля 1961 года в Киеве в кинематографической семье: дед Зиновий Роднянский был главным редактором киностудии «Киевнаучфильм»; отец — конструктором киноаппаратов и главным инженером киностудии; мама Лариса Роднянская, кинопродюсер, была основателем и бессменным директором первой в независимой Украине негосударственной студии документальных фильмов «Контакт».
«Моя мама была человеком очень строгих правил и считала постыдным отказываться от профессии. Мама даже немного стеснялась появившегося много позже финансового успеха, связанного с моими телевизионными проектами».
«Я уже четвертое поколение кинематографистов в нашей семье. Я родился на киностудии документальных фильмов: наш дом стоял на территории студии. У меня было сказочное детство. Мы играли старой пленкой. Бегали на сдачу фильмов: фильмы показывали в черновом состоянии дирекции киностудии. Нас не выгоняли. Поэтому я любил и очень хотел этим заниматься — неигровым кино».

ГДЕ И ЧЕМУ УЧИЛСЯ
Окончил режиссерский факультет Киевского национального университета театра, кино и телевидения им. И.К. Карпенко-Карого, мастерскую режиссера Феликса Соболева.
«У меня режиссерское образование — между прочим, ставил во время учебы и Стругацких «Трудно быть богом». В рамках режиссуры мы занимались и актерством… Четыре года меня мучили — я играл в спектаклях: Шервинского в «Днях Турбиных», что-то из Островского. Но, признаюсь, я оказался бездарный артист — был ужасно зажат».

ГДЕ И КАК РАБОТАЛ, ЧЕГО ДОСТИГ
После учебы работал на студии «Киевнаучфильм», на протяжении шести лет был режиссером документальных картин «Встреча с отцом», «Кто из нас Шая», «Уставшие города», «Марш живых», «Двойной агент», «Миссия Рауля Валленберга» (премия «Ника» в номинации «Лучший неигровой фильм», премия Европейской Киноакадемии «Феликс» в номинации «Лучший европейский документальный фильм»). Наиболее известной работой стала дилогия «Прощай, СССР» — портрет советских людей в смутные девяностые годы. За эту работу был удостоен Специального приза жюри на Международном кинофестивале документального кино в Нионе, Гран-при немецкого кино в Дуйсбурге, приза «Серебряный кентавр» на Международном фестивале «Послание к человеку», приза «Серебряный голубь» МКФ неигрового кино в Лейпциге, приза жюри и приза FIPRESCI международного кинофестиваля неигрового кино в Ямагате, Гран-при МКФ в Страсбурге.
«Фильм «Прощай, СССР» очень грустный. Я его не пересматриваю, потому что это болезненно. Я вскочил в последний вагон уходящего поезда советской империи — безо всякой симпатии к слову «советский», хотя с определенными сантиментами к слову «империя». ХХ век развалил достаточно империй. Мне было жаль распада системы культурных ценностей».
Был создателем, генеральным директором и генеральным продюсером «ТРК Студия 1+1». Спустя несколько лет после первого выхода в эфир доля смотрения «Плюсов» достигала 40%; составляющие успеха – ставка на украинский язык, на культурные программы и умное кино, ориентированные на качественную и образованную аудиторию.
«Мы начинали с эфира в двухкомнатной квартире с разбитым паркетом и старого «жигуленка», водителя которого наняли. Когда мы вышли на Первом государственном украинском канале, кажется, несколько недель вообще никто в нашей команде не спал. Дальше все было первым в Украине — нахальные жесткие политические ток-шоу, первые высокотехнологические игры, первые драматические сериалы, современные ведущие».
«Создавая «Плюсы» в юном украинском государстве, мы делали канал, который поможет украинцам идентифицироваться и ответить на очень важные вопросы: кто мы? откуда мы? куда идем? Пусть даже в виде очень простых передач и наивных сюжетов – мы старались дать ответы на эти вопросы. И успех ждал канал именно по этой причине».
Был генеральным продюсером и режиссером кинокомпании «Иннова-фильм» (Германия), режиссером кинокомпании «Контакт» (Украина). Работал продюсером и режиссером общественного телеканала ZDF в Германии. Президент кинофестиваля «Кинотавр» и председатель его попечительского совета.
«У меня есть и свои проекты — «Кинотавр», Берлинский фестиваль, где я член жюри. Кино для меня — принципиальная вещь, я от него не хочу отказываться, я для этого придуман и заточен. Я вообще пришел из кино на ТВ по недоразумению — попросту кино не было».
Был главой российской телекомпании «СТС-Медиа», телеканалов «СТС» и «Домашний (2002-2008). За короткий промежуток времени сумел превратить небольшой развлекательный телеканал СТС в медиагруппу, сопоставимую по охвату аудитории с крупнейшими федеральными каналами. Под его руководством стоимость компании «СТС» повысилась со 100 млн в 2002 году до 4 млрд долларов — в 2008-м. «СТС» стала первой среди российских телекомпаний, разместившей акции на Нью-Йоркской бирже NASDAQ.
«Мне гораздо приятнее разговаривать со своими коллегами, которые делают сериалы, фильмы и программы, а не с теми финансовыми менеджерами, которые говорят на языке, для меня не интересном».
«Телевидение — вещь опасная. А кто еще может так влиять на сознание людей?»
Стал главой компании AR Films (2009), первым приобретением которой был концерн «Нон-стоп продакшн». Сейчас компания занимается продюсированием в Голливуде.
«В компанию изначально было вложено 20 миллионов долларов. Эти деньги шли на поиски и разработку идей и сценариев. Для производства конкретных проектов ищем партнеров и источники финансирования».

ЧТО СДЕЛАЛ В КИНО
Первый продюсерский опыт получил в 1993-м, когда на собственные $100 000 с киевским режиссером Сергеем Маслобойщиковым снял фильм «Певица Жозефина и мышиный народ» по мотивам произведений Франца Кафки.
«Мы не собирались просто снимать кино, мы собирались делать Большое Искусство. Я рассчитывал, что жюри какого-нибудь кинофестиваля оценит этот бескомпромиссный артхаус и «Жозефину…» удастся продать на несколько телеканалов. Не оценили. …Я тогда был уверен, что существует какой-то отдельный кинематограф, кинематограф творческого достижения, не связанный со вкусами и желаниями зрителя. Но выяснилось, что такого кино нет: даже в селекционной комиссии Канн наш фильм смотрел нормальный зритель».
Следующий фильм «Восток – Запад» был несоизмеримо успешнее. В 1996 году Роднянский предложил совместную работу оскароносному французскому режиссеру Режису Варнье. Основой для ленты отчасти стала история семьи ведущего «1+1» Юрия Макарова: его родители и дед вернулись из Франции в СССР на волне послевоенного патриотизма. «Восток – Запад» имел коммерческий успех и в 1999 году номинировался на «Оскар» как лучший фильм на иностранном языке. В последующие годы Роднянский стал продюсером телесериалов «День рождения Буржуя», «Моя прекрасная няня», «Умножающий печаль», «Не родись красивой», «Громовы», «Кадетство», «Папины дочки», «Ранетки», «Белая гвардия», «Бесы»; фильмов «Водитель для Веры», «9 рота», «Солдатский декамерон», «Солнце», «Жара», «Кружовник», «Питер FM», «1814», «Обитаемый остров», «Первая любовь», «Елена», «В субботу», «Случай на перевале Дятлова», «Сталинград».
«Кино всегда оставалось для меня приоритетом. Занимаясь телевидением, я все время мотивировал себя тем, что это путь в кино. С акционерами СТС было оговорено, что я могу ежегодно делать как продюсер один фильм».
«Все люди, которые имеют отношение к кино, отчасти суеверны. Если сценарий падает на пол, на него нужно тут же сесть. Это ужасно все, но в это приходится верить».

Rod_1

Александр Роднянский и Андрей Звягинцев на вручении премии «Золотой глобус», Лос-Анджелес, 2015 год

В 2014 году на экраны вышел «Левиафан» режиссера Андрея Звягинцева. Фильм был встречен восторженными отзывами прессы и получил приз 67-го Каннского фестиваля за лучший сценарий, премию Мюнхенского фестиваля как лучший иностранный фильм, главный приз фестиваля европейского кино в сербском Паличе, стал лучшим фильмом Лондонского фестиваля, был удостоен премии «Золотой глобус», «Черной жемчужины» международного фестиваля в Абу-Даби, ряда российских кинопремий, а также номинирован на «Оскар», премию Британской киноакадемии и приз Европейской киноакадемии.
«Левиафан» существует на территории искусства и представляет собой авторское размышление о человеческом уделе, о любви, измене и печали, рассказанное на современном российском материале. Это трагическая история об обычном человеке, противостоящем Системе, и эта история имеет отношение к жизненному опыту людей, живущих в любой точке земного шара. И в Украине в том числе».
«Звягинцев, помимо того, что художник талантливый, глубокий и современный, абсолютно бескомпромиссный. Если он делает картину на современном материале, значит он борется до последнего патрона за абсолютную правду, за невероятную убедительность происходящего. … В этом сила кинематографа Звягинцева и в этом ключевое преимущество «Левиафана» перед другими, подчас даже весьма сильными, но не более чем социально-критическими фильмами. Именно оно обеспечило победы фильма в Каннах, Лондоне, Мюнхене и десятках других фестивалей. Оно принесло «Золотой Глобус» и номинацию на «Оскар». Оно обусловило прокат фильма в 70 странах».
Несколько лет назад начал работать в Голливуде. В 2012 году вышли фильмы «Машина Джейн Мэнсфилд» Билли Боба Торнтона и «Облачный атлас» Тома Тыквера и сестер Вачовских. В 2013-м вышли две картины Роберта Родригеса — вторые части «Мачете» и «Города грехов».
«На одном голливудском приеме, оглядевшись, я обнаружил человек десять, о которых можно без преувеличения сказать: это они сформировали сознание миллиардов землян. Это были не кинозвезды, не телеведущие и не режиссеры. Это были продюсеры: Джерри Брукхаймер, Джоэл Сильвер, Арнон Милчан, Харви Вайнштейн, Стивен Спилберг, Джордж Лукас. Им мы обязаны системой ценностей, образом жизни и, смело предположу, даже тем, что не случилось Третьей мировой. Эти люди, адресуя свои фильмы миллиардам зрителей, определили не столько тенденции в кино, сколько лицо всего современного западного мира. Они упаковали новые смыслы в такие формы, что смыслы эти овладели людьми, и жизнь поменялась. Посмотрите, как они изменили Америку: еще 50 лет назад США были страной, зараженной ксенофобией. А теперь ее президент — Барак Обама».
«Американское кино — едва ли не главная часть не только американского самосознания, но и самосознания «западной» части человечества, и нашего в том числе. Более того, это достижение мировой экономики».
«Американское кино невозможно без зрителя, зритель ему нужен как воздух. Именно так: американский кинематограф дышит зрителем, потому что находится в полной — и честной! — от него зависимости».
«Сейчас в США расцвет литературы для кино и телевидения. Талантливые сценарии пишутся десятками — у нас такой встретишь раз в десятилетие. Сценаристами выступают даже те, кто, казалось бы, уже давно поднялся высоко по литературной лестнице».
«Голливуд — это большой костер тщеславия, в котором ежегодно сгорает огромное количество денег и амбиций. Но если вы спросите меня, не являюсь ли я еще одним лохом, который платит, чтобы потешить свое продюсерское честолюбие, то я вас уверяю: однозначно нет — я всю жизнь в кино и отлично понимаю, как все работает».

А ТАКЖЕ РОДНЯНСКИЙ ГОВОРИТ…
О своей первой книге «Выходит продюсер» (2013):
«Моя книга — это, в первую очередь, классический нон-фикшн, ни в коем случае не мемуары. Главная идея книжки: объяснить, что продюсер — это, прежде всего, менеджер жизненных обстоятельств, объяснить функции и значение этой профессии, ведь у нас не все знают, в чем они заключаются. Продюсер — это человек, обладающий творческой экспертизой, принимающий на себя риск и ответственность за реализацию того или иного проекта. Он видит перспективы этого проекта, находит средства и способы для того, чтобы он состоялся. Иными словами, он управляет обстоятельствами таким образом, чтобы проект претворить в жизнь. В моем понимании, каждый человек, сознательно проживающий свою жизнь, является в некотором смысле ее продюсером».
«С другой стороны, мне хотелось мотивировать тех молодых людей, которые думают о том, чтобы стать продюсерами. У современных молодых людей в киноиндустрии есть иллюзия того, что можно быть успешным в кино, используя устаревшую, иждивенческую модель — снимать кино за счет государства. А мне хотелось заразить читателей конкурентностью и чувством того, что нет ничего интереснее и увлекательнее, чем осуществление интересных кинопроектов, заставляющих зрителей плакать, смеяться, чувствовать весь спектр эмоций, проектов, которые меняют мир к лучшему».
«Кроме того, в книжке много примеров из моей личной практики работы в киноиндустрии — европейской и американской в том числе. Надеюсь, что при их описании я подошел к своему опыту максимально иронично».
О роли продюсера в нашей киноиндустрии:
«Роль продюсера на постсоветском пространстве в целом недооценена и не до конца осмыслена. Так сложилось по очень простой причине: у нас доминировала система государственного кинопроизводства, при которой государство было единственным продюсером. У нас не было рынка во времена Советского союза. И, соответственно, только лишь с появлением рынка появились независимые от государства продюсеры».
«Я не большой сторонник государственного регулирования в киноиндустрии. Господдержка важна, но она должна быть, скорее, стимулом для развития молодых талантов и независимых компаний. В особенности в период после распада Советского союза, когда индустрия кино пришла в плачевное состояние».
«К роли государства в кино нужно относиться очень осторожно. Хотя только оно может помочь конкурировать на равных с большой киноиндустрией Голливуда у себя дома. Я считаю, что самым эффективным результатом государственной поддержки стала бы помощь в развитии независимых кинокомпаний, способных производить фильмы системно и для собственной аудитории».
О современном
украинском кино:
«Я чрезвычайно позитивно оцениваю процессы, происходящие сегодня в украинском кино – питчинги (конкурсы проектов, подающихся на получение финансирования, в частности, государственного), создание короткометражек. Мне кажется, что путь, по которому украинское кино идет сейчас — правильный и единственно возможный. А идея публичных питчингов — современная, внятная и, мне кажется, полезная. Во всяком случае, она формирует культуру конкуренции замыслов и кинопроектов. … Дележка денег за закрытыми дверями при участии бюрократов — схема из очень далекого прошлого».
«Я с удовольствием бы сделал украинскую картину — и не раз об этом говорил — если увижу что-то, что меня безумно заинтересует — либо идея, либо проект, который предложу я, или же кто-то со стороны. Пока что ничего подобного на горизонте не появлялось».
«На мой взгляд, «Племя» Мирослава Слабошпицкого — первый украинский фильм последних лет, который благодаря талантливому творческому решению и современному киноязыку легко пересекает национальные границы и гармонично вписывается в международный контекст. Фильмы живущего много лет вне Украины блистательного Лозницы я вывожу за скобки. «Племя» — это универсально понимаемая, психологически напряженная картина, блистательно сделанная по форме и соответствующая содержательно тенденциям, торжествующим сегодня в авторском кино. Убедительная метафора жестокого мира, убедительная и беспощадная. В фильме нет желания спекулировать на национальной экзотике или сегодняшней трагической ситуации. Это щемяще эмоциональное кино, снятое с непрофессиональными актерами, без единого диалога, но с огромной энергией жизни».
«Племя» мне искренне понравилось. Это актуальный фильм, достойно представивший Украину. Если бы не сглупили и отправили бы на «Оскар» «Племя», оно было бы в пятерке номинантов. Я вам гарантирую, как человек, который был номинирован на «Оскар» в том же году за «Левиафан». На 99 процентов я в этом уверен. А здесь собственными руками закопали картину! Я был потрясен. Я не то, чтобы близко знаю Мирослава, но мы часто пересекались на фестивалях. Мне кажется, что у него получилась сильная картина, необычно рассказавшая о стране».
«Здесь не надо врать! Эта вечная наша постсоветская болезнь — желание выдать себя за других. Не нужно видеть в зеркале молодого двухметрового голубоглазого блондина, если там отражается обрюзгший пожилой человек. Нужно делать честное, яркое кино — с иронией и самоиронией. А чаще мы делаем это квазипатриотическое кино — какими мы были героями тысячу лет назад. А надо снимать о нас, непростых людях, которых жизнь часто бьет по лицу. Вот таких картин не хватает».
О семье:

Александр Роднянский с женой и дочерью

Александр Роднянский с женой и дочерью

«С женой Валерией мы были знакомы еще до школы. Это длинная романтическая история. В Киеве Лера училась на факультете химической кибернетики, защитила кандидатскую диссертацию по органической химии. В Германии ее пригласили работать на радио «Немецкая волна». Для того, чтобы честно овладеть профессией, она поступила в университет в Дюссельдорфе».
«Я бы никогда не сказал жене такое: «Сиди дома». Валерия — самостоятельный человек, хотя она — неотъемлемая часть моей жизни. Мы прожили вместе больше, чем врозь. Отношения такого рода, как у нас, складываются, только если человек представляет отдельную, постоянно развивающуюся индивидуальность. Главная проблема того, кто сидит дома — он может не успеть за своей половинкой. Важно, чтобы оба партнера постоянно росли, менялись. Не верю в отношения, построенные на лимитированном общении, когда существуют темы, которые твой партнер обсуждать не в состоянии».
«Сын занимается наукой, сделал пятилетнюю докторскую программу в аспирантуре в Принстоне, откуда за последние годы вышли четыре нобелевских лауреата. Саша — абсолютно академически мыслящий человек, чрезвычайно много работающий, самостоятельно сделавший выбор, достигший всего сам и живущий своей жизнью. Дочка заканчивает Чикагский университет, где, кстати, преподавал Барак Обама. Эля — гуманитарий, очень активный человек, печатается в местной прессе, участвует в издании политического журнала. … В общем, дети из гнезда уже вылетели».
О себе:
«Я, признаюсь, самокритичен. И во мне достаточно самоиронии, чтобы не заходиться в восторге из-за того, что мне удалось сделать некоторые вещи, о которых мечтал. Главная моя особенность — я очень редко оборачиваюсь. Мне кажется, постоянно оценивать пройденное можно, только если ты закрыл для себя дальнейшее движение вперед. Поскольку я на новом этапе своего творческого развития, достаточно необычном и интенсивном, то, скорее, переживаю множество его неудач и отдельные удачи, нежели думаю о том, что было даже в недавнем прошлом».
«Не сказал бы, что неудачи воспринимаются легко, но, тем не менее — есть большой опыт. И понимание, что каждое поражение — материал для будущей победы. Его надо обязательно трезво оценить, признать, проанализировать причину и постараться адаптировать это в своем человеческом и профессиональном опыте. Легко переживать неудачи могут только психически неполноценные люди».
«Отдыхать я люблю так: путешествовать — для меня это настоящий и единственно возможный отдых».
«Могу ли я сейчас смотреть кино просто как зритель? Конечно! Я абсолютный зритель! И зритель эмоциональный. В хорошие фильмы погружаюсь полностью и без остатка, а в плохих что-то не позволяет эмоционально включиться».

И ЕЩЕ…
Мне интересно:
«Я профессиональный читатель, я очень люблю книги, и причем только в твердых обложках. Ничего не могу с собой поделать: я не читаю книги в мягких обложках. Я не мну книги и не пишу в них, и меня раздражает, когда кто-то делает отметки на полях. Чтение у меня входит даже не в разряд обязательных дел, а, если хотите, в ткань жизни, в которой я живу».
«Я увлекаюсь научной фантастикой, фэнтези, мне интересно, как живут люди в иных мирах. Я интересуюсь именно этим жанром, глубоко в нем разбираюсь».
Я люблю:
«Я люблю режиссерские работы Лео Гурвица, Криса Маркера, Герца Франка, Юриса Подниекса, Александра Сокурова, Феликса Соболева. … Я учился у замечательного режиссера Феликса Соболева. Его фильмы — «Семь шагов за горизонт», «Язык животных», «Думают ли животные» — всегда производили на меня магическое впечатление».
«Я очень люблю фильмы компании ВВС. Если бы у меня лет двадцать назад были возможности заниматься такого рода кинематографом, я никогда не пошел бы на телевидение. За такой фильм, как «Колизей», я многое отдал бы».
Ну не люблю:
«Очень не люблю слово «звезда» и фразу «пипл схавает».

А НЕДАВНО…
В мае нынешнего года Александр Роднянский вошел в состав жюри программы «Золотая камера» 69-го Каннского кинофестиваля.
30 июня стало известно, что Александру Роднянскому предложили стать членом американской киноакадемии, которая ежегодно определяет, кому присудить премию «Оскар». Об этом сообщается на официальном сайте организации.
***
… Какая долгосрочная стратегия у Роднянского? Снимать в Голливуде кино, которое будет востребовано не только в Америке, но и на больших быстрорастущих рынках — нашем в том числе. «Сегодня зарождается новый сегмент кинематографа, — говорит продюсер, — сочетающий в себе авторскую, содержательную интонацию, характерную для арт-фильмов, и зрелищную, аттракционную составляющую блокбастеров, то есть такие «умные» блокбастеры». Роднянский уверен — ему, человеку на своем месте, по силам делать такое кино. И мы в этом ни секунды не сомневаемся.