АЛЕКСАНДР КЛЮЗНЕР: «ПРЕДПОЧИТАЮ КОНКРЕТНЫЕ ДЕЛА» | Еврейский Обозреватель

АЛЕКСАНДР КЛЮЗНЕР: «ПРЕДПОЧИТАЮ КОНКРЕТНЫЕ ДЕЛА»

Вел беседу Михаил ФРЕНКЕЛЬ. | Номер: Январь 2012

АЛЕКСАНДР КЛЮЗНЕР: «ПРЕДПОЧИТАЮ КОНКРЕТНЫЕ ДЕЛА»Из нашего досье

Александр Клюзнер родился в 1949 году в Киеве. Закончил Киевский радиомеханический техникум и Московский институт связи. После окончания института работал на предприятиях оборонной промышленности. В конце 80-х годов, когда начиналось кооперативное движение, открыл один из первых в Украине кооперативов. В 1992 году организовал совместное украинско-итальянское предприятие «Амаркорд-Алекс» по производству продуктов питания.
Наиболее удачным проектом предприятия можно считать мороженое «Лакомка», которое знают все. За качество выпускаемой продукции предприятие награждено международной премией.

 

Как-то минувшим летом мне довелось стать свидетелем забавной сценки на одной из центральных улиц Киева. Купив в киоске с надписью «Лакомка» мороженое, высокий мужчина вручил его своему сынишке, на вид лет семи. А тот, лизнув вкусный продукт, скорчил смешную рожицу, и в подражание ведущему кулинарной программы на одном из телеканалов, с чувством сказал: «Смакота!»…
Этот веселый случай я вспомнил, идя на встречу с человеком, создавшим любимый киевлянами сорт мороженого, известным предпринимателем Александром КЛЮЗНЕРОМ.
Правда, речь в нашей беседе должна была идти не о бизнесе, а о делах общественных, поскольку уже второй год Александр Клюзнер является председателем Попечительского Совета Еврейской конфедерации Украины.
– Александр Владимирович, давайте начнем с истоков. В Вашей семье чтили еврейские традиции?
– Родился я в Киеве. Но в детстве мы много кочевали по всему Советскому Союзу. Мой отец был фронтовиком, затем продолжал военную службу. Был командиром полка, служил честно и достойно. Такой образ жизни, естественно, накладывал отпечаток на устои семьи. Вы спросили о еврействе. Помню, мы жили в одном городке в Белоруссии. Так в нем было только три еврея – папа, мама и я. Правда, идиш родители знали, но тогда были такие времена, что они не очень хотели, чтобы я тоже на нем говорил. Никаких жизненных перспектив знание идиша тогда не открывало. Уже когда мы вернулись в Киев я подростком видел, как в день еврейского праздника возле синагоги на Подоле стояли сотрудники КГБ в штатском и снимали на камеру всех тех, кто в нее шел. Все это, как вы понимаете, не способствовало нашему приобщению к еврейской жизни.
Словом, по-настоящему я пришел в еврейство уже зрелым человеком в середине девяностых годов, когда познакомился с раввином Яковом Дов Блайхом, человеком деятельным и хорошим оратором. В те годы была создана и наша Еврейская конфедерация Украины, куда меня привлек мой друг Марк Матвеевич Котляревский, которого полтора года назад я и сменил на посту председателя Попечительского совета.
– А что для Вас сегодня особенно важно в работе Конфедерации?
– Знаете, в конце XIX века в огромной Российской империи сформировалось два типа людей, недовольных жизнью в стране. Одни из них мечтали о мировой революции, другие же предпочитали «теорию малых дел». Они считали, что для того, чтобы изменить существовавшие тогда порядки, нужно помогать конкретным людям в их жизненных невзгодах. И делать это постоянно и бескорыстно. В общем, они хотели изменить страну путем созидания, а не разрушения. Но, как мы знаем из истории, в итоге власть захватили те, кто хотел раздуть пожар мировой революции. И что из этого вышло мы тоже хорошо знаем.
Так вот, в еврейской жизни я сторонник «малых», но конкретных дел. Поэтому приоритетными для себя в настоящее время я считаю усилия по реорганизации работы Дома для пожилых людей в Киеве. Сейчас нашими усилиями в Доме идет ремонт. Здание большое, и мы хотим сделать в нем офисный блок. Это даст возможность получить дополнительные средства. И таким образом у нас появится возможность меньше зависеть от помощи спонсоров и смены их настроений. Когда Дом сможет сам себя окупать, мы сможем использовать высвободившиеся средства на другие проекты. И это станет серьезным достижением. АЛЕКСАНДР КЛЮЗНЕР: «ПРЕДПОЧИТАЮ КОНКРЕТНЫЕ ДЕЛА»
Но, конечно же, самым важным для нас является то, чтобы люди, живущие здесь, чувствовали на себе тепло и заботу. Я надеюсь, что к концу первого квартала нынешнего года мы уже решим многие проблемы, связанные с переустройством Дома. Успешное завершение этой перестройки я считаю делом чести для себя и моих партнеров.
– Вы упомянули, что хорошо бы высвободить средства для других проектов. Очевидно, это связано еще и с тем, что в условиях перманентного экономического кризиса поток спонсорских денег существенно уменьшился?
– К сожалению, это действительно так. Сложные экономические времена существенно уменьшают приток спонсорских средств.
– А Вы, как председатель Попечительского совета, не ведете работу по привлечению в свои ряды новых меценатов?
– Конечно, веду. Но это непростое дело. Ведь, будем откровенны, многолетний опыт существования общественных организаций и фондов, естественно, не только еврейских, показывает, что порой их финансовая деятельность проистекает непрозрачно. И рано или поздно спонсоры так и не могут понять, куда же девались деньги, выделенные ими на добрые дела. Все это вызывает у серьезных, уважающих себя людей настороженность и недоверие к функционерам этих организаций. Вот почему мы старались привлечь в Конфедерацию новые лица, мы демонстрируем открытость и прозрачность нашей работы.
– В свое время приоритетным направлением деятельности Конфедерации была задекларирована ее международная деятельность.
– Она продолжается. Мы были участниками многих крупных мировых и европейских форумов. Кроме того, уже доброй традицией стали киевские встречи руководства и активистов Конфедерации с послами ведущих стран мира в Украине. Во время них мы обсуждали с нашими уважаемыми гостями важные проблемы межгосударственных отношений и вопросы взаимодействия еврейских общин разных стран. В неформальной обстановке проще находить общий язык.
Кстати, точно в такой же непринужденной обстановке во время Конференции в Иерусалиме происходила наша встреча с тогдашним премьер-министром Израиля Ариэлем Шароном. Это было в тревожные дни палестинской интифады, но Шарон излучал такую спокойную уверенность, что мы верили – еврейское государство преодолеет эти сложные времена.
– Говоря об Израиле, трудно сказать, когда у него бывают несложные времена…
– Это, конечно, так. И, тем не менее, страна развивается. А в области новейших научных технологий занимает одно из первых мест в мире. Так что все мы радуемся ее успехам. Поэтому, повторю, наша Конфедерация считает международную деятельность важнейшим направлением своей работы.
– Позвольте задать Вам вечный вопрос…
– Вас понял. Да, в своей жизни мне не раз приходилось сталкиваться с антисемитизмом. Однако, не очень хотелось бы говорить о его проявлениях в отношении себя. Антисемитизм, как и любая другая ксенофобия, – это омерзительное явление. И частные случаи здесь прямо вытекают из общих реалий и настроений.
Две тысячи лет назад наш народ был изгнан завоевателями со своей земли. Но не исчез, а скитался по чужбине. Где-то евреям жилось хуже, где-то более терпимо. Но обычно хуже там, где плохо жилось и коренному населению. Тогда тамошние правители и находили громоотвод.
– Рассказывая, почему в кране нет воды. А заодно и хлеба с мясом.
– Вот именно. Евреи были удобной мишенью для перевода стрелок народного гнева с реальных угнетателей на придуманных. В той же России после погромов 1905 года царь Николй II заявил, что евреи сами в них виноваты. Спустя десятилетия в девяностых годах в Москве на Красной площади я сам был свидетелем того, как какие-то нервные субъекты кричали, что «Ельцин – жид, придумавший демократию». Идут годы, а направление поиска виновных все то же.
– А в Украине?
– Сегодня у нас нет государственного антисемитизма. Но есть бытовая юдофобия, которая время от времени, особенно в дни предвыборных кампаний, используется определенными политическими силами опять-таки для объяснения «кто во всем виноват» и для нападок на своих оппонентов, в роду которых срочно ищутся какая-нибудь еврейская бабушка или дедушка. Все это омерзительно, но такова действительность.
– Не могу с Вами не согласиться. Буквально на днях держал в руках книжонку, продающуюся в одном из магазинов в самом центре Киева. В ней, кроме всего прочего, опубликован список «жидов, які гнобили і гноблять Україну». Интереснейший, скажу я вам, списочек. Вот всего несколько имен из него: Максим Рыльский, Щербицкий, Кравчук, Кучма, Яворивский, Олена Телига, Ющенко и так далее в том же духе. С одной стороны, «маразм крепчал», а с другой – продается, повторю, не с рук, а в магазине в центре столицы.
– Я думаю, что государственным, и в первую очередь правоохранительным органам нужно значительно более активно, чем сейчас, бороться с проявлениями ксенофобии, расизма и антисемитизма. В противном случае эти явления на фоне экономических трудностей могут стать серьезными проблемами страны. В целом же я считаю, что нынешний уровень антисемитизма в Украине не выше, чем во многих странах Европы.
­– Знаменитый русский писатель однажды сказал, что антисемитизм – проблема не евреев, а народов, среди которых евреи живут.?Конечно, это красивая философская фраза. Однако на самом деле в Украине во многих сферах бытия скорее более реален принцип: «Спасение утопающих – дело рук самих утопающих».
Многолетний опыт журналиста и участника еврейского общественного движения настоятельно убеждает меня в том, что по важнейшим проблемам, касающимся нашей общины, необходима консолидированная позиция ведущих еврейских организаций. Увы, ее не было и нет, потому что далеко не все лидеры этих организаций находятся в добрых взаимоотношениях между собой. Общему делу это вредит очень сильно.
– Жизнь многогранна.?У каждой организации есть свое лицо, свое направление работы. Кто-то заботится о ветеранах, кто-то воспитывает молодежь, а кто-то занимается культурологической деятельностью. Однако, и тут я полностью с вами согласен, существуют проблемы, остро требующие общих усилий. Нам нет необходимости объединяться в одну единственную структуру. Вместе с тем, противодействие проявлениям антисемитизма несомненно должно быть общим делом.?И здесь нет места личным амбициям и заявлениям, что «я сделал больше всех». Активная борьба с юдофобией – залог нормальной жизни тысяч людей.
– Отсюда возникает вопрос: есть ли, по Вашему мнению, будущее у еврейской общины Украины?
– Я думаю есть. Вы же знаете, что эмиграция – это путь не для каждого. Есть достаточно много людей, достигших в своей профессии и делах таких успехов, которых они когда-либо вряд ли добьются в других краях.
Конечно, алия в Израиль – это особый случай. Но все-таки далеко не всякий вновь прибывший в страну может адаптироваться к жизни в ней в полной мере. Вот почему я полагаю, что еврейская община в Украине в ближайшие времена не исчезнет. Но, конечно, только в том случае, если все люди в Украине станут жить достойно, а потому не будут обозлены на соседей.
Если у нас, как в Грузии, будет наконец искоренена коррупция, если станет народ жить лучше, то и межнациональной вражды не будет. Если нет, то.… Но о такой альтернативе даже не хочется думать.