Вторая мировая война: «мюнхенский сговор» и другие предвестники | Еврейский Обозреватель

Вторая мировая война: «мюнхенский сговор» и другие предвестники

| Номер: Сентябрь 2014

1 сентября 1939 года гитлеровская Германия напала на Польшу без объявления войны. Гитлер планировал это событие с момента своего прихода к власти в 1933 году.

Нет, эта война не началась внезапно. Гитлер не делал тайны из своих захватнических планов. Даже если порой «фюрер», как он сам выражался, «запускал пацифистскую пластинку». Как поясняет сотрудник берлинского информационно-выставочного центра «Топография террора» Клаус Хессе: «С момента своего прихода к власти в 1933 году Гитлер начал и подготовку к войне. Все его действия были направлены на пересмотр Версальского мирного договора, возобновление гегемонии «Великой Германии» в Европе, создание промышленного потенциала, который позволил бы стране вести продолжительную войну».

Война против «внутреннего врага»: оппозиции и евреев
Мирный договор, заключенный 28 июня 1919 года в Версале, возлагал на Германию и ее союзников всю полноту ответственности за развязывание Первой мировой войны и обязывал страну к репарационным выплатам, разоружению и сокращению численности германской армии до 100 тысяч человек. Германии пришлось отказаться от ряда территорий в пользу Франции, Бельгии и Польши. С точки зрения Гитлера это было актом национального унижения, подлежащего «скорейшему исправлению». Национал-социалисты охотно распространяли так называемую «легенду об ударе ножом в спину» — историю о теории заговора, согласно которой вся вина за поражение немцев в Первой мировой войне возлагалась на «внутреннего врага»: евреев и социал-демократов.
Уже через несколько дней после своего прихода к власти в 1933 году Гитлер организовал первый общегерманский (якобы стихийный) бойкот магазинов, принадлежащих евреям. За этой акцией последовало принятие закона «О восстановлении профессионального чиновничества» – нормативного акта, по сути запрещающего гражданам еврейского происхождения находиться на государственной службе.
Одной из основных целей всех этих «мероприятиий» было получение необходимых для ведения войны средств. Еще до начала открытых грабежей государство оказывало давление на еврейских предпринимателей. И даже из массового бегства евреев из Германии нацисты стремились извлечь выгоду, обязав каждого уезжающего уплатить в казну 25 процентов стоимости своего имущества. В течение первых двух лет нацистского господства это обеспечило казне приток в 153 миллиона рейхсмарок. Но и этого показалось мало: при попытке перевести деньги за границу следовали отчисления в пользу государства, размер этих отчислений составил к сентябрю 1939 года 96 процентов (!) от переводимой суммы.

Берлин 1936 года: Олимпиада как война перед войной
Большинство немцев видели в Гитлере (по крайней мере — до 1939 года) если не вселенского мессию, то уж точно спасителя нации. Многим диктатура обеспечила улучшение материального положения. Безработица пошла на убыль, уровень потребления – на подъем. «Гитлер был слишком опытным популистом, чтобы не понимать, что народу нужны не только пушки, но и масло», — говорит Клаус Хессе. Масло было. Но основной целью были все-таки пушки.
В 1936 году весь спортивный мир собрался в Берлин на Олимпиаду. А Гитлер продолжал реализацию своих милитаристских планов: за четыре года, по его расчетам, вермахт должен был подготовиться к войне на Востоке. В засекреченном документе под названием «Инструкция к четырехлетнему плану» содержались конкретные указания. Одним из главных ее пунктов было создание автаркии — замкнутой, не зависящей от мировых процессов немецкой экономики, заточенной на гонку вооружений. Вскоре расходы на закупки вооружения составили половину государственного бюджета.

Сентябрь 1938-го:война откладывается,но не отменяется
В 1938 году Гитлер осуществил «аншлюс», включив в состав Германии свою родину — Австрию. Вскоре он пригрозил вторжением Чехословакии, якобы озаботившись проблемой дискриминации судетских немцев. Британские и французские политики боялись войны, которая может охватить всю Европу, и пытались проводить «политику умиротворения», надеясь, что Гитлер успокоится, получив кусок территории. В «Мюнхенском соглашении», составленном 29 сентября 1938 года и подписанном 30 сентября того же года премьер-министром Великобритании Чемберленом, премьер-министром Франции Даладье, премьер-министром Италии Бенито Муссолини и Гитлером, было прописано присоединение Судетской области к Германии.
«Чемберлен позволил Гитлеру существенно увеличить территорию «рейха», еще не начав войны», — говорит британский историк Энтони Бивор. Что было бы, если бы Черчилль, противник «политики замирения», уже тогда занимал премьерское кресло? На этот вопрос Бивор не берется отвечать однозначно: «Были ли англичане и французы в сентябре 1939 года в силах противостоять вермахту? Этого мы никогда точно не узнаем».
В самой Германии в 1938 году уже многие боялись войны. «Было очевидно, что превращение Германии из проигравшей Первую мировую войну страны в новую европейскую сверхдержаву неизбежно приведет к конфликту», — говорит историк Клаус Хессе. «Мюнхенское соглашение» (его еще называют «мюнхенским сговором») превозносилось нацистской пропагандой как доказательство миролюбия режима.

Сентябрь 1938 года: последний шанс остановить войну?
Трагедия сентября 1938 года заключается в том, что в этот момент история, казалось, еще могла пойти по другому пути. Гитлер на этот момент был фактически одинок в своих намерениях развязать войну. Критически по отношению к «фюреру» настроенные военные и высокие чиновники пытались «подружиться» с бывшими социал-демократическими политиками и обсуждали план создания нового правительства. Секретный отряд был готов пойти на штурм рейхсканцелярии в случае объявления Гитлером войны.
Год спустя, в сентябре 1939 года, ни о каком путче уже не могло быть и речи. Хотя вторжение в Польшу и не сопровождалось воплями восторга, большинство немцев поддерживали действия «фюрера».
60 миллионов человек погибнут в результате развязанной Гитлером Второй мировой войны. Шесть миллионов евреев будут убиты национал-социалистами. Вторая мировая война была и остается в глазах британского историка Энтони Бивора «величайшей катастрофой в истории человечества».