Не еврейский вопрос | Еврейский Обозреватель

Не еврейский вопрос

| Номер: Март 2016

Майдан 3.0, к разочарованию многих в соседней державе, вышел пшиком. Не  продержавшись и недели, несколько десятков маргиналов, не получив поддержки в обществе — даже среди крайних националистов, свернули последнюю палатку и ретировались. По этому поводу советник главы МВД Зорян Шкиряк написал в facebook: «Полный игнор — и клоуны сами разбежались».

Maidan_1Так-то оно так, однако, пошуметь успели на славу.  В числе пострадавших — отделения двух российских банков, офис компании СКМ Рината Ахметова и… евреи. Последние, правда, исключительно вербально.  Сначала в ходе митинга 20 февраля некий оратор прочитал стихи, которые оканчивались «оригинальным» призывом: «Смерть жидам!». 21 февраля на так называемом «вече», с трудом собравшем несколько сот человек, «еврейский вопрос» снова оказался в центре внимания, когда очередной выступавший высказал глубокую мысль, что еврейский национальный характер может исправить только виселица, а его соратник призвал избирать власть по «национально-пропорциональному признаку».  На замечание одного из митингующих, что «агента Москвы легко узнать по призывам «Геть жидов!», некий патриот вступил в полемику, мол, агентом Москвы никогда не был, но считает, что главный враг Украины – это «жиды, захватившие власть».
Ну что тут скажешь, идейные люди собрались.  А вожди у них еще более идейные, например, командир батальона ОУН Николай Кохановский. Тот самый Кохановский, который в газете «Доброволец» призывал к установлению национальной диктатуры и построению Украинской соборной самостийной державы, выступая против народовластия, многопартийной системы и прочего «либерального хлама». Официально, кстати, Организация украинских националистов уже открестилась от акций радикалов, а глава организации Богдан Червак подчеркнул, что это уже не первая попытка использовать название ОУН ради ее компрометации.

Николай Кохановский

Николай Кохановский

Другая движущая сила неудавшегося Майдана — так называемые Революционные правые силы — организация, созданная в ноябре прошлого года из осколков «Правого сектора», расистской группировки «Белый молот», других ультраправых активистов, отдельных бойцов добровольческих батальонов и разбавленная некогда вполне респектабельными политиками — экс-депутатами Юрием Кармазиным и Степаном Хмарой.
Здесь тоже есть свои звезды, например, вождь «Белого молота»   Владислав Горанин (чья структура была ранее частью «Правого сектора»), в марте 2014 года задержанный по обвинению в убийстве трех сотрудников Госавтоинспекции с целью захвата оружия. Тогда же руководство «Правого сектора» объявило об исключении БМ из своей организации, но Горанин избежал тюрьмы, воевал в «Айдаре», а потом в батальоне ОУН.
Еще примечательнее личность Романа Стойко, который считается одним из лидеров  Революционных правых сил.  Это бывший милиционер, уволенный при Януковиче из органов внутренних дел из-за несоответствия занимаемой должности (закарпатские СМИ утверждали, что он табачный контрабандист). Широкой общественности он известен как один из обвиняемых в организации вооруженного столкновения в Мукачево в июле прошлого года, ныне находится в розыске СБУ. В свое время Стойко тоже примкнул к «Правому сектору» и даже дорос до комбата этой организации в Закарпатье, однако после криминальной разборки был исключен из рядов ПС.
Мягко говоря, плохой репутацией пользуется и Коалиция участников помаранчевой революции (КУПР), чьи палатки тоже появились на Майдане 20 февраля, и которая известна как группа, выполняющая время от времени политтехнологические заказы.
Maidan_4Собственно, даже сформулировать свои требования, люди, призывавшие к третьему Майдану, толком так и не смогли. Отставки правительства требуют сейчас многие, в том числе и депутаты правящей коалиции, и для этого не обязательно выходить на Майдан с криками о «жидах, захвативших власть». Среди прочего, митингующие настаивали на  освобождении всех политзаключенных (хотя речь, как правило, идет об обыкновенных уголовниках), на немедленном отказе от Минских соглашений, всеобщей мобилизации, возвращении Крыма и Донецка (очевидно, военным путем), а также — на снижении тарифов для ЖКХ и отказе от кредитов МВФ и Мирового банка.  Что после этого произойдет с Украиной они, видимо, плохо представляют (или, наоборот, представляют очень хорошо), тем не менее, за два дня, проведенных на Майдане для реализации вышеуказанной программы было создано аж два движения — «За восстановление конституционного строя в Украине» и «Вече народа Украины».
Стоит ли всему этому удивляться? Пожалуй, нет. Как и антисемитским мотивам в риторике маргиналов, которые лезут из кожи вон, чтобы найти свое место на общественно-политической сцене. К счастью, общество демонстрирует, что истинное место этих съехавших с катушек радикалов вовсе не на сцене, а… ну, вы поняли. Причем, демонстрирует регулярно.  Ведь 22 ноября прошлого года — в годовщину начала Майдана — на площади Независимости в центре Киева тоже прошло так называемое «народное  вече». Где тоже звучали фразы о необходимости смены власти «во главе с президентом Вальцманом, спикером Гройсманом и прочей жидовской швалью», а некий Александр Борозинец из «Союза офицеров Украины» стращал тогда немногочисленных зрителей страшным откровением: «Мировой сионизм хочет переселить на Украину весь Израиль, весь! И все к этому готовится. Вся эта война — для того, чтобы взять и переселить сюда Израиль».  На следующий день вышеупомянутый Союз офицеров отмежевался от слов  Борозинца, подчеркнув, что «во время российской агрессии подобные заявления отдельных личностей становятся особенно опасными и провокационными».  Это правда, как правда и то, что подобные борозинцы будут всегда, что периодически будут звучать и новые предложения больного ума, например, принять закон, устанавливающий курс украинской гривны по отношению к доллару 1:1.  Это ведь тоже требование одного из участников «вече».
Maidan_3Отрадно, что украинское общество относится ко всему этому бреду именно как к бреду, поэтому глашатаи «третьего Майдана» со своей истерикой по поводу «режима внутренней оккупации» так и не дождались от киевлян чая и горячей еды, хотя призывали поддержать митингующих и очень рассчитывали на сочувствие горожан. Не дождались они и силового разгона, что могло бы придать популярности экстремистам, превратив их в мучеников за идею. Произошло самое страшное, что может произойти с «революционерами» — они тихо ушли, поджав хвосты. Очевидно, до следующей памятной даты.
Все это, впрочем, не должно успокаивать власть. Во-первых, недовольство ее действиями в социально-экономической, да и в политической сфере — налицо, просто маргиналы слишком карикатурны, чтобы составить внятную конкуренцию системе. Во-вторых, давайте быть последовательными. После погромов российских банков следователи управления Национальной полиции объявили о подозрении Кохановскому и трем его соратникам,      одному из них была избрана мера пресечения в виде круглосуточного домашнего ареста. Вполне адекватная реакция на нарушение закона. Дождемся ли аналогичных шагов в отношении радикалов, словесно громивших со сцены Майдана «жидов» и разжигавших тем самым межнациональную рознь? От ответа на этот вопрос зависит куда больше, чем самоощущение украинских евреев — от него зависит, превратились ли европейские ценности в ценности украинские… И это — далеко не еврейский вопрос.

Автор: Леонид Кугельман