Возвращение Шолома | Еврейский Обозреватель

Возвращение Шолома

Борис МИРКИН | Номер: Апрель 2015

Sholom_3Шесть лет назад в Киеве на Большой Васильковской (Красноармейской), 5 открылся Музей Шолом-Алейхема, первый в Украине государственный музей, посвященный писателю, чье творчество стало одной из вершин литературы на идише. О специфике Музея и его проблемах мы беседуем с директором Ириной Климовой.

– Ирина Борисовна, в чем специфика вашего молодого музея, что он может открыть рядовому посетителю?
– Прежде всего, Киев знаковый для Шолом-Алейхема город, который мастер любил до конца своих дней, недаром, по воспоминаниям очевидцев, последними его словами были: «Отвезите меня домой, в Украину».
Шолома Рабиновича тянуло в Киев и из местечка, и из европейских столиц, и из Америки, где он умер в 1916 году. В 1908-м он оказался в Италии, в Нерви на лечении, как раз в те дни, когда отмечалось 25-летие его литературной деятельности. Телеграммы шли со всего мира, в том числе и из Киева, на одну из которых он ответил: «Киев – мой город, и моя душа грустит от того, что я не могу там быть».
Он уехал из Киева в 1905-м, после страшного киевского погрома, и больше никогда в него не возвращался. Поэтому появление нашего музея шесть лет назад стало в какой-то мере и возвращением писателя домой. Дому Шолом-Алейхема в Тель-Авиве, городе, где писатель никогда не был – более 50 лет. Наш музей гораздо моложе, но… лучше поздно, чем никогда.

– Большинство ваших гостей – неевреи. Насколько легко они приобщаются к миру незнакомой культуры?
– По всей видимости, без прикосновения к еврейской традиции, истории, культуре, понять творчество Шолом-Алейхема трудно. Он писал о местечке, а жить в местечке вне еврейской традиции было невозможно, хотел ты этого или нет, и как бы к этой традиции не относился. Под влиянием представителей Гаскалы (еврейского Просвещения) отец отдал Шолом-Алейхема в русское уездное училище, и это было непростое решение, родственники его не приняли, потому что хороший еврейский мальчик должен учить Талмуд, а не светские дисциплины. В этих стенах и на сайте музея мы много говорим о еврейской традиции – наш виртуальный музей значительно более полный, чем музей реальный. Мы рассказываем о материальной и духовной культуре евреев Украины и не только Украины. Люди ведь порой просто не представляют, с чем имеют дело и поначалу пребывают в недоумении. Они видят древнюю синагогу в Кфар-Нахуме, слышат от нас, что там по преданию проповедовал Иисус, и спрашивают, а что, собственно, он делал в синагоге. Когда мы говорим, что христианство – это дочерняя религия иудаизма, для многих это становится откровением и шоком, а иные уходят от нас обескураженными.
С нетерпением всегда жду антисемитов. Однажды один мужчина посмотрел экспозицию, я спрашиваю, мол, есть ли вопросы, и он заявляет: «Нет, вопросов нет, поскольку я не люблю евреев». И не может объяснить за что. У нас возникла дискуссия, за что все-таки можно евреев уважать, и я процитировала историка Греца: «То, что дали миру древние греки, человечество оценило через 16 веков (то есть в Эпоху Возрождения), а то, что дали древние евреи, мир не оценил по сей день, и вряд ли в ближайшее время оценит».
Надо сказать, что наши посетители – очень разные люди, но лекционный материал вызывает особый интерес именно у неевреев.
– Во многих даже богатых музеях есть главный артефакт – «крючок» для посетителей. А у вас есть нечто такое, на что стоит посмотреть в первую очередь?
– Надо сказать, что в мире нет музея, посвященного Шолом-Алейхему, в котором хранилась бы какая-нибудь уникальная вещь, принадлежавшая писателю. Его личных вещей практически не осталось, но дело же не в фетише, вся наша экспозиция – повод для визита. Тех, кто не слышал о Шолом-Алейхеме, мы начинаем знакомить с экспозицией с конца, или, если хотите, по-еврейски – справа налево. Прежде всего, показываем фотографию с похорон писателя в Нью-Йорке, которого в мае 1916 года пришли проводить по разным оценкам от 150 до 300 тысяч человек. Для сравнения: на похороны Фрэнка Синатры в 1998 году пришли 80 000 человек.
– Власть в самом широком смысле этого слова – от министерства культуры до районного начальства вам помогает?
– Только она и помогает, мы ведь не еврейский музей, а государственный, поэтому, открыты, например, в шаббат. Разумеется, есть проблемы, как, наверное, и у многих госучреждений. Собственно, мы являемся филиалом Музея истории Киева, который не всегда в состоянии вовремя оплатить наши счета. Поэтому неоднократно отключали свет – впервые нас обесточили через полгода после открытия, когда музей только начал набирать силу, о нем начали узнавать, заработали лекционные и экскурсионные программы. Именно в этот момент музей умер на полгода. 1 марта 2010 года свет включили и практически сразу, после празднования первой годовщины музея, вновь отключили. Мы ожили тогда через 10 дней благодаря усилиям Ильи Михайловича Левитаса. В прошлом году нас опять оставили без электричества, но помогло руководство Майдана, к которому дирекция главного Музея обратилась за помощью. В этом году нас тоже держат в бесконечном напряжении, на всякий случай уже запаслись фонарями, но… надеемся на лучшее. Sholom_2
– Наверное, наивно рассчитывать на самоокупаемость, но вы же не бесплатный музей…
– Не бесплатный, хотя, возможно, для популяризации еврейской культуры его стоило бы сделать таким. Пока же для детей, студентов и пенсионеров входной билет – 10 гривен, для всех остальных посетителей – 25. Казалось бы, немного, но когда люди экономят на всем… В то же время экскурсия обойдется всего в 30 (теперь сумма выросла до 50) гривен – за эти деньги старший научный сотрудник выкладывается 1,5 часа – это неадекватная оплата квалифицированного труда. Впрочем, когда мы видим, что человек хочет уйти из-за цены билета, мы смотрим ему в глаза и говорим, мол, видим, что вы студент (возраст в данном случае значения не имеет) и рекомендуем – возьмите экскурсию и студенческий билет. И тогда человек, видя, что ему идут навстречу, задерживается, и обычно об этом не жалеет.
– Ну а еврейские организации не подставляют плечо? Казалось бы, кому как не им…
– На этапе создания музея нам очень помог с формированием экспозиции глава Центра исследований истории и культуры восточноевропейского еврейства Леонид Финберг. Очень благодарны мы и Киевской общине прогрессивного иудаизма. Ну а сегодня… Для ортодоксальных евреев Шолом-Алейхем – это персона нон-грата. Они говорят на идиш, но их мало интересует светская литература, а Шолом-Алейхем – светский писатель, поэтому ждать помощи от религиозных организаций не приходится. Что касается других еврейских структур, то у них свои заботы. Для зарубежных музеев мы бедные родственники. Многое, конечно, хотелось бы попросить у Дома Шолом-Алейхема в Тель-Авиве, но мы не можем предложить им что-то взамен.
– А научную работу ведете? Ведь музей – это не только тематическая экспозиция, но и исследования.
– Вот буквально недавно Михаил Ваксман закончил подготовку текста «Шолом-Алейхем и театр», Николай Старков написал текст о мацевах (еврейских надгробиях) Украины. Все это можно найти на сайте музея, где мы выкладываем все материалы.
– Несколько слов о временных экспозициях, которые, насколько я знаю, пользуются большой популярностью.
– Недавно завершилась выставка, которая могла бы стать украшением куда более крупных и престижных музеев – у нас выставлялись литографии Анатолия Каплана, одного из самых известных иллюстраторов Шолом-Алейхема. В том же зале были представлены работы Иссахара-Бера Рыбака – мастера из плеяды ведущих художников Культур-Лиги.
Разумеется, мы живем в иудео-христианском мире и, готовя временные экспозиции, руководствуемся не этническим происхождением художника, а наличием еврейской темы в его творчестве. За последний год у нас, например, выставлялись Левко Скоп – реставратор, художник, автор ряда работ по мотивам Бруно Шульца и его сын Михаил, представивший живопись и графику по мотивам ТАНАХа.
– Совсем недавно в музее прошло ежегодное вручение премии им. Шолом-Алейхема – нерядовое событие не только для еврейской общины, но и для культурной жизни столицы. Лауреат был для вас очевиден?
– Премию получила Валерия Борисовна Богуславская – и это заслуженная награда. Ведь Валерия Борисовна, пожалуй, лучший переводчик с идиша в Украине, ее вклад в дело популяризации еврейской культуры огромен, чего стоит только «Антология еврейской поэзии» в украинских переводах.
Что касается вручения, совпавшего с днем рождения Шолом-Алейхема и шестилетием Музея, то к нам пришли заместитель министра культуры Игорь Лиховой, омбудсмен Валерия Лутковская, глава департамента культуры КГГА Диана Попова, а также видные общественные деятели..
– А молодежь к вам заходит? Ведь культура на идише требует не только мумифицирования, но и интереса со стороны молодого поколения.
– Сейчас мы затеяли большой молодежный проект – Творческую мастерскую «Цей загадковий Шолом-Алейхем», призванный как раз «зацепить» молодежь, и не только молодежь, заинтересовать людей историей Киева, в том числе его еврейской историей. В рамках мастерской будут работать научно-исследовательская и секция изобразительного искусства. Участники проекта смогут подать на конкурс рисунки к произведениям Шолом-Алейхема или зарисовки объектов, связанных с жизнью еврейской общины, авторскую презентацию или художественные фотографии ключевые для творчества писателя. Из представленных работ в музее планируется провести выставку, а Еврейский фонд Украины наградит победителей, в частности, первой премией станет четырехтомное уникальное подарочное издание произведений Шолом-Алейхема.

Беседовал Борис МИРКИН