ДЕЛО БЫЛО НА ЕВБАЗЕ | Еврейский Обозреватель

ДЕЛО БЫЛО НА ЕВБАЗЕ

Михаил ФРЕНКЕЛЬ | Номер: Апрель 2017

Евбаз считался самым крупным и многолюдным центром торговли города

Евбаз считался самым крупным и многолюдным центром торговли города

– Шишами, шаствуйздра!
Я сразу его не узнал. Но понял, что это кто-то из своих, из старых друзей. Из наших – с Евбаза, потому что приветствие было произнесено на нашем, на «евбазовском» языке…
Евбаз. А вообще, что это такое? Не только молодежь, но и многие из среднего поколения нынешних обитателей столицы имеют о нем самое смутное представление.
– Евбаз? Кажется так почему-то называется кафе в районе площади Победы, – немного подумав, ответила на мой вопрос симпатичная коллега-журналистка. И добавила:
– У нас вообще кабакам стали давать забавные названия. Наверное, чтобы заинтриговать посетителей.
Милая девушка в этом права. Например, на улице, где я живу довольно долго, имел место ресторан «Каморра», названный в честь неаполитанской мафии. Но недавно у него, видно, сменился владелец. И теперь заведение называется «Брюс Ли» – должно быть там ныне будут собираться любители кунг-фу. А еще в центре города вас могут пригласить в ресторан «Лаки Лучано». Не бойтесь – несмотря на то, что заведение названо в честь знаменитого главаря «Коза ностры», в нем не стреляют. К слову, надо посоветовать какому-нибудь еврейскому бизнесмену открыть по соседству кошерный ресторанчик «Меир Лански». Все-таки он был правой рукой дона Лучано.

А вот «Евбаз», хотя и звучит еще более загадочно, на самом деле имеет самое что ни есть киевское происхождение.
Из Википедии:«Еврейский базар — ныне утраченный рынок в Киеве. Это народное, общепринятое название, официально — Галицкий рынок (от Галицкой площади, ныне Площадь Победы). Часто в просторечии называется Евбаз. Историческая местность, некогда главное торговое место города для многих поколений киевлян.

Евбаз — один из районов Киева, который традиционно связывают с историей еврейской общины. Именно здесь еще в феврале 1858 года генерал-губернатор И.И.Васильчиков разрешил евреям осуществлять публичную торговлю по вторникам, четвергам и воскресеньям, и как следствие образовался популярный городской рынок, который работал там, где сейчас стоит Киевский цирк. Базар был расположен на перекрестке нескольких магистралей, недалеко от вокзала.
В народном сознании на Евбазе можно было купить что угодно — от пирожков с горохом и бутылки водки до Золотой звезды Героя Советского Союза и огнестрельного оружия.
Рынок был закрыт и снесен в конце 1950-х годов».

В народе Галицкий рынок именовали Еврейским базаром

В народе Галицкий рынок именовали Еврейским базаром

От себя замечу, что все энциклопедии составляют не боги, а люди. Иногда они кое-что не знают о том, что пишут. Основные торговые ряды Евбаза, действительно располагавшиеся на площади, где сейчас находится цирк, были снесены еще в 1946 году. Так что я, родившись на два года позже, их уже не застал. Но имел полную информацию о базаре из уст отца, мамы и других близких родственников и знакомых. Некоторые из них обитали в этом районе еще при государе императоре. А в конце пятидесятых были снесены остатки некогда самого многолюдного торгового места в Киеве. Также могу сказать, что торговля звездами Героя Советского Союза на Евбазе – это все же преувеличение. Хотя орден менее значительный действительно можно было приобрести.
Как же так получилось, что Галицкую площадь киевляне на бытовом уровне уже вскоре после ее создания стали называть исключительно Евбазом? Дело в том, что на протяжении многих лет царские власти то разрешали евреям поселяться в Киеве, то выгоняли их обратно в «черту оседлости». Долгое время в губернском городе из евреев имели право проживать лишь богатые купцы, люди с высшим образованием и лица, получившие это право за особые заслуги.
Наша семья по отцовской линии поселилась в Киеве на Евбазе в конце ХIX века как раз по привилегии за особые заслуги. Помню, как отец впервые показал мне старое фото. На нем был запечатлен крепкого телосложения старик с окладистой седой бородой. На его голове была ермолка, а на груди красивая медаль. Старик стоял в полный рост, опираясь на костыль. Одной ноги у него не было. Так выглядел мой прадед, участник русско-турецкой войны позапрошлого века. На ней он ногу и потерял. Но был награжден Георгиевской медалью и потому получил право жить в губернском городе.
Многим же другим нашим соплеменникам возможность пребывать на Галицкой площади и жить возле нее была открыта решением властей позволить евреям торговать здесь три дня в неделю – по вторникам, четвергам и воскресеньям. Постановление это было принято не из особой любви к моисеевому народу, а из-за того, что в Киеве царила дороговизна и ощущался дефицит товаров, вызывавший недовольство горожан. Уж лучше присутствие «чесночного духа», чем бунт – решили власть имущие и разрешили еврейское присутствие на базаре. Так Галицкая площадь и стала Евбазом.
Не всем, само собой, это понравилось. Как известно, там, где есть семиты, всегда появляются и антисемиты. Когда Галицкая площадь стала явственно превращаться в Еврейский базар, они стали требовать «наведения порядка». Чтобы угомонить их, было решено построить на площади православный храм. Так в 1871 году здесь была освящена Иоанно-Златоустовская церковь. Она возвышалась над площадью, а вокруг туда-сюда сновал горбоносый и курчавый торговый народ. И одно другому не мешало.
Увы, храм был разрушен в ходе «социалистического строительства». В данном конкретном случае из-за того, что якобы мешал прокладке трамвайной линии. Несколько позже были снесены и основные торговые ряды Евбаза. Словом, всем досталось на пути к коммунизму…
… – Шишами, шаствуйздра! – вновь повторил он.
И я его узнал. Мы не виделись сорок с гаком лет. Обнялись и направились в какой-то ближайший кабачок. Там мы выпили – я свои пятьдесят грамм, он свои сто пятьдесят. Немного закусили. И много говорили, стараясь вести беседу на нашем «евбазовском» языке. Хотя память иногда подводила, и не всегда удавалось быстро составить фразу, которая в детстве рождалась легко и просто. Уверен, возможно только один из ста читающих ныне данный текст что-либо слышал об этом языке. А он существовал и на нем говорили. Бегло говорили.

Еврейский базар быстро полюбился киевлянам

Еврейский базар быстро полюбился киевлянам

Есть такое понятие – жаргон. Он, бывает, возникает сам по себе в результате определенных обстоятельств, а иногда его придумывают специально, чтобы тот, кто им не владеет, не мог понять, о чем идет речь.
Яркий и красочный пример самослучившегося жаргона – это «одесский» язык. Определенным обстоятельством, способствовавшим его появлению, стало значительное присутствие евреев в Одессе на рубеже XIX-XX веков. Главным «цимесом» этого жаргона стало то, что в разговоре на русском языке использовались семантические и стилистические построения идиша. Так и получались смачные фразы типа «Я имею что-то сказать для ваших ушей» или «Йося, ходите сюда ногами». Эти забавные для уха русскоговорящего человека выражения никто специально не придумывал. Они сами по себе родились в процессе жизни.
Иное дело, например, уголовная «феня», она же «блатная музыка». «Феня» придумывалась специально для того, чтобы посторонние «фраера» не понимали, о чем говорят «деловые», и не мешали осуществлять задуманное. «Феня» создана на основе русского языка. Однако при этом привычные слова в ней носят совсем иное значение. Так, скажем, святое для верующих христиан слово «библия» на криминальном жаргоне означает – «колода карт». Есть в «фене» и слова совсем непонятные. Например, «ботать». Ведь на «фене» не говорят, а «по фене ботают».
А есть в уголовном жаргоне и слова из других языков. Из того же еврейского. Пожалуй, самое известное из них – «шмон», вошедшее сегодня в обиход даже у далеких от криминалитета людей. А все дело в том, что в тюрьмах царской России ежедневный обыск вещей заключенных проводился дважды – в восемь часов утра и в восемь вечера. А как на иврите будет «восемь»? Шмоне! Вот именно!..
Язык Евбаза тоже был кем-то придуман для того, чтобы говорящих на нем не понимали чужие. Вот только кем? Уголовникам вроде в этом не было нужды. Они и без него «ботали» при необходимости на непонятном для других языке. А может его изобрели евбазовские торговцы, чтобы непонятно для покупателей переговариваться между собой? Боюсь, уже никто никогда не ответит на этот вопрос. Да и нужно ли?
А достигалось построение фразы в нашем жаргоне достаточно просто – обыкновенной перестановкой слогов в слове с добавлением буквы «ш».
Так что обращенная ко мне другом детства фраза «Шишами, шаствуйздра!» всего лишь означает «Миша, здравствуй!». Видите, как просто. Между тем, быстро произнесенные таким образом слова оказывались совершенно непонятны для посторонних. Я в этом однажды убедился в пионерском лагере, когда наши ребята с Евбаза договаривались в присутствии будущих соперников по футбольному матчу, с помощью каких хитростей будут против них играть.
Убедился я тогда в загадочности нашего жаргона с большим удивлением. Ведь для нас, пацанов с Евбаза, с раннего детства он казался таким простым и понятным.
Да, удивительно интересной была жизнь на нашем Евбазе. И хорошо сказал о ней поэт Яков Хелемский:
Знаменитый Галицкий базар
В Киеве Еврейским называли,
Хоть от галичан и до татар
Все на том базаре торговали.

Русский — с южным отзвуком язык
Тут роднился с украинской мовой.
«Вье!» — терзал поводья ломовик,
Лирник пел, цыган плясал бедовый.

Вологодский привлекал узор —
Кружевной подзор иль занавеска.
«Чистим-блистим!» — восклицал айсор,
Полируя чоботы до блеска.

У ларька — плечом к плечу, впритык —
Пиво пили, воблу смачно ели
Лифшиц — атлетический мясник
И Паламарчук из промартели.

Ситец, маркизет, мадаполам
Громоздились на прилавке длинном.
Продавец, орудуя аршином
Величал молочницу: — Мадам!

Белорусской мастерицы зов
Тут звенел певуче: — Калі ласка!
— И сливался с праздничной окраской
Слуцких шелковистых поясов.

Бойко шел тогдашний ширпотреб,
Соблазняя рыночной обновой.
И сурово осеняя НЭП,
Был плакат натянут кумачовый.

…Как ретроспективное кино,
Память снова прикоснулась к детству.
Вот базар, исчезнувший давно,
Дворик тот, где рос я по соседству.

Коновязи, чайная, лабаз,
Толчея и говор на привозе.
Кличка сокращенная Евбаз,
Тающая в стоязычной прозе.

…И среди всего этого мы росли. И дело было на Евбазе.

Продолжение следует