Война Судного дня – заговор или…? | Еврейский Обозреватель

Война Судного дня – заговор или…?

| Номер: Октябрь 2014

Y-2Стенограмма программы Бена Каспита
на 23 канале израильского ТВ
Йом Кипур, 6 октября 1973 года, 2 часа дня. Скоординированная атака египетских и сирийских сил против Израиля. Война застала врасплох общество и руководство страны и по сей день считается самой тяжелой нашей войной. Хотя Израиль и не был разгромлен, но имидж «непобедимой страны» пострадал. После войны была создана следственная комиссия, написано много книг и проведено множество обсуждений в попытке объяснить: как получилось, что Израиль застали врасплох? Как провалилась Концепция? Согласно теории конспирации, появившейся еще во время боевых действий, речь шла о «заранее странной» войне.

Бен Каспит:
— Так в чем же, собственно, состоит эта теория? Ее основные пункты?
Д-р Ури Мильштейн (историк, исследователь израильских войн):
— Тайный план, называемый «конспирация», якобы состоял в следующем:
1. Мы НЕ объявляем мобилизацию;
2. Египтяне атакуют в секторе Суэцкого канала, форсируют его и занимают плацдарм шириной 3-4 км от Канала;
3. Во время этого мы проводим мобилизацию резервистов, отбрасываем египтян на западный берег Канала;
4. Садат показывает своему народу, что уважение возвращено, позор 1967 года смыт;
5. Израильскому народу показано, что сила имеет границу;
6. В результате заключается мирный договор между Египтом и Израилем: Израиль уйдет со всего Синайского полуострова, Египет оставит советских покровителей и станет союзником США… Что и произошло.
Бен Каспит:
— Практически каждый живший в то время израильтянин помнит ТУ САМУЮ сирену 6 октября 1973 года. Она стала для нас полной неожиданностью — первой из серии неожиданностей, свалившихся на нас в последовавшие недели. Однако не все смирились с этим провалом! Некоторые распространяют совершенно иную теорию.
Профессор Ури Бар-Йосеф написал книгу «Ангел» о деятельности Ашрафа Маруана, высокопоставленного египетского чиновника, работавшего на израильскую разведку и передавшего в канун войны судьбоносное сообщение — о намерении Египта и Сирии начать войну.
Профессор, почему война Судного Дня до сих пор является незаживающей раной?
Проф.Ури Бар-Йосеф (специалист по международным отношениям):
— Речь идет о самой трагической странице в истории Государства Израиль. В течение 24 часов страна из состояния «мы еще никогда не были в лучшем положении, чем сейчас» попадает в ситуацию «это — конец Третьего Храма». Такого еще не было.
Даян до 14:00 6 октября считал, что не будет войны, а если будет, то все будет ОК. В 6:00 утра 7 октября он выходит из вертолета, садится на камень и плачет — от боли, чувства вины.
Бен Каспит:
— На фоне этого появляются разные теории, пытающиеся объяснить, что же там произошло. Это выглядит достаточно логично.
Проф. Ури Бар-Йосеф:
— Во что я должен поверить? В то, что Голда Меир хотела войны и была готова к тому, что ЦАХАЛ окажется неподготовленным? И погибнет много солдат? Это выглядит «достаточно логично»?
Бен Каспит:
— Да. И я объясню почему. Прежде всего – уберем из этого уравнения Голду. Остается только Даян…
Проф. Ури Бар-Йосеф:
Y-3— Даян был далеко. О нем можно сказать много чего, но Даян не был дураком и конспиратором-заговорщиком. Надо понять Голду — она опасалась складывающейся ситуации и обращалась к специалистам — например, к Эли Зеире (глава военной разведки), и спрашивала: «Что вы можете сказать по этому поводу?» А они ей отвечают: «Все будет в полном порядке. Мы считаем, что сирийцы не пойдут на войну без египтян, а египтяне без сирийцев тоже не пойдут — поэтому войны не будет».
Бен Каспит:
— И когда ты добавляешь в это уравнение визит иорданского короля Хуссейна, который предупреждает Голду о готовящейся войне, применение нашего «супер-оружия» в лице Ашрафа Маруана, и система при всем при этом НЕ ПРОСЫПАЕТСЯ?
Проф. Ури Бар-Йосеф:
— Большинство аналитиков АМАН (военная разведка) с утра 5 октября, за 30 часов до начала войны, уже были уверены, что это — война. Все рапорты с наблюдательных пунктов на линии фронта говорили, что это — война. Все это не доходило до Верховного командования, т.к. не шло дальше Эли Зеиры… В конце концов, только сообщению Ашрафа Маруана в 11 вечера из Лондона удается сдвинуть дело с мертвой точки. Как минимум Голда и начальник генштаба начинают понимать, что надвигается война и начинают принимать меры. Поэтому предупреждение Маруана было полезным, без него наше положение было бы намного хуже.
Нет никаких признаков конспирации. Все материалы, которыми мы располагаем, говорят об этом.
Бен Каспит:
— «Вероятность войны мала» — эта фраза в отчете АМАН, составленном за сутки до начала войны, свидетельствует о грандиозном провале разведки и всего армейского руководства.
Комиссия Аграната (по расследованию причин войны) установила: концепция, в рамках которой действовала израильская разведка, была ошибочной. Основной фигурой, отстаивавшей эту концепцию, был глава АМАН Эли Зеира, который считался оракулом израильской разведки.
Но как получилось, что при всех признаках надвигающейся войны, в верхах наступило такое затмение. Начинается новая война: «конспирация» против «концепции»…
Авирам Баркаи, командир танкового отделения во время войны, исследовал историю 188-й бригады, стоявшей между сирийцами и Кинеретом в момент начала боев.
Авирам, чувство неожиданности в начале сирийско-египетской атаки было настоящим?
Авирам Баркаи (автор книги «B обороне»):
— Все, кто мог смотреть вокруг себя, видел, что вся сирийская армия с начала сентября, а египетская — с 1 октября, находилась на границе. Скажи мне: как такое может быть, что до конца первого дня боев, 6 октября, ни солдаты, ни комбаты на Голанах и Синае, не знают, что это — война? Я тоже не знал!
Бен Каспит:
— Возможно, Даян договорился с Киссинджером и Садатом? Мне это кажется логичным, т.к. ничто этому не противоречит. Не было провалов, не было ничего, кроме решения Даяна не проводить мобилизацию резервистов.
Авирам Баркаи:
— Я все еще отношусь к тому поколению, которое считает, что, несмотря на многочисленные болезни нашего государства, «отец не пошлет детей на смерть» ради какой-либо странной конспиративной доктрины. 18 апреля 1973 года на кухне у Голды в Рамат-Авиве обсуждались полученные сведения о готовящейся войне. Дадо (начальник Генштаба ЦАХАЛа), Даян и Замир (глава Моссада) говорят — будет война. Эли Зеира отвечает: «Ребята, вы ошибаетесь!» Зеира создает концепцию, которая вне зависимости от того, что происходит на границах, говорит — войны не будет. Эли Зеира, который все время прав!
Бен Каспит:
— И это стоило нам 3000 убитых… Но что же тебя все еще беспокоит в этой истории?
Авирам Баркаи:
— Почему войска не были подготовлены так, как требовалось, после 7:00 утра 6 октября? Меня это очень беспокоит, т.к. мы чувствовали себя «армией обреченных».
Самый большой просчет этой войны заключался в том, что все время нам морочили голову: «Мы — сила, мы — герои, а они — никто и ничто!»
Бен Каспит:
— Какова была роль Моше Даяна в этой теории конспирации? Что он должен был сделать? По правде говоря — почти ничего. Единственная его задача — позаботиться, чтобы ЦАХАЛ не мобилизовал резервистов. Эли Зеира дал ему информационную основу для этого и Голду долго убеждать не пришлось… Предотвращение израильского упреждающего удара взяли на себя американцы и им это удалось. Но что же пошло не так?
Сторонники теории конспирации считают, что Садат опасался подвоха — он не верил, что ЦАХАЛ и правда не будет воевать, поэтому подключил к делу Асада.
К этому ЦАХАЛ уже не был готов на самом деле. Так «мини-война» стала «макси-катастрофой».
Историк д-р Боаз Ванетик исследовал роль США в Войне Судного дня.
Боаз Ванетик (специалист по израильско-американским отношениям):
— С одной стороны, был Госдеп, во главе которого стоял Роджерс, помощником которого был Джозеф Сиско. Они делали все, чтобы сдвинуть с мертвой точки политический процесс наших с египтянами отношений.
С другой стороны был Киссинджер — единственный человек в американском правительстве, которому доверяли Голда, Рабин и его преемник Симха Диниц.
Киссинджер был заинтересован в провале усилий Роджерса, чтобы потом Никсон уволил Роджерса и назначил на его место Киссинджера. Став госсекретарем, Киссинджер добьется прогресса в израильско-египетских отношениях, рассчитывая на всевозможные лавры.
Киссинджер торпедировал процесс по трем основным причинам: 1) Эго; 2) Эго; 3) Эго;
Бен Каспит:
— Как это сочетается с тем фактом, что Киссинджер, как минимум в первую фазу войны, препятствовал налаживанию авиамоста в Израиль?
Боаз Ванетик:
— Киссинджер хотел, чтобы война закончилась ничьей. Почему? Потому, что знал, что Садат не сможет — по внутриполитическим причинам — пойти на соглашение с Израилем с позиции униженного. Он знал, что если война закончится так же, как в 1967-м, то шанса на соглашение просто нет.
На вопрос «Был ли Киссинджер заинтересован в этой войне?» — мой ответ: «100%. У меня нет ни капли сомнений».
Но Киссинджер не хотел, чтобы Израиль одержал решительную победу. Поэтому он требует от посла Киттинга за несколько дней до начала войны встретиться с Голдой и убедить ее в том, что «Ей нельзя, нельзя и еще раз — НЕЛЬЗЯ» — в любой ситуации — наносить превентивный удар.

Голда Меир и Моше Даян в дни Войны Йом Кипур

Голда Меир и Моше Даян в дни Войны Йом Кипур

Бен Каспит:
— Прошло время и к власти пришел Бегин. Даян рассказывает ему обо всем. Бегин решает поддержать Даяна и назначает его министром иностранных дел. Даян приносит Израилю мир с Египтом.
США становятся главным патроном Египта. Все, о чем говорит теория конспирации 6 октября 1973 года — воплощается в жизнь. Секрет — пока что — хранится.
Во время войны Судного дня Моти Ашкенази командовал самой северной цитаделью «линии Бар-Лева» — «Будапешт». После войны, во время работы комиссии Аграната, Ашкенази объявил голодовку около резиденции премьер-министра — в знак протеста против действий высшего руководства страны во время войны. Моти Ашкенази, ты веришь в теорию конспирации, согласно которой Киссинджер и Даян сговорились дать египтянам «маленькую победу»?
Моти Ашкенази:
— Это верно — создается впечатление, что эта теория имеет под собой нечто. Египтяне связывались с американцами. Я не вижу ничего странного в том, что на стратегическом уровне, может быть, были предприняты действия, о которых ты говоришь.
Городиш (начальник Южного военного округа ЦАХАЛа) сказал, что слышал о некоей похожей «координации действий». Он говорил мне, что собирается убить Даяна: «Если это правда — я убью Даяна»
Бен Каспит:
— Когда ты впервые услышал об этой теории конспирации: Киссинджер-Даян-Садат организовывают войну?
Ури Мильштейн:
— Я услышал это во время самой войны. Нас поразило тогда и после войны, что весь народ согласился с объяснением «Провал разведки привел к провалам в войне».
Объяснение это разбивается очень просто: НЕ БЫЛО ПРОВАЛА РАЗВЕДКИ!
Руководство государства просто не поняло того, что каждый был способен понять. Есть секретные документы, из которых следует, что целую неделю от Голды требовали мобилизовать резервистов, но она не соглашалась. Мы принесли в жертву батальон 68-й, державший цитадели «линии Бар-Лева», ради этой «конспирации», а Садат принес в жертву свою 25-ю бригаду.
Бен Каспит:
— Т.е все это была театральная постановка?
Ури Мильштейн:
— А что, Шекспир не сказал «Весь мир – театр»?! Конечно, да!
Бен Каспит:
— Возможен ли цинизм такой степени, который позволил принести в жертву солдат только ради того, чтобы что-то там наверху, в высших политических сферах, что-то сдвинулось?
Ури Мильштейн:
— Не забывай, что заговор — «между ворами и врагами», не между друзьями. Садат — не слишком большой сионист. Как ты объяснишь, что Бегин в 1977-м сделал Даяна министром иностранных дел?
С чего бы это?! Даян в то время был самым ненавидимым и презираемым человеком в стране! Бегина принудили к этому американцы, чтобы заговор был доведен до конца, что и произошло.
Бен Каспит:
«Квадратный заговор» — книга, написанная высокопоставленным сотрудником сил безопасности через полтора года после войны. Книга излагает обсуждаемую нами теорию конспирации полностью. Почему вы ничего не знаете про эту книгу? Потому что, согласно теории конспирации, ШАБАК изъял весь тираж, уничтожил копии книги и пригрозил расправой автору. В общем — дело похоронили…
Однако недавно обсуждение теории вновь вернулось на страницы газет. Произошло это из-за документального фильма «Кто убил папу ?».
«Папа» — Джо Алон, помощник военного атташе Израиля в Вашингтоне, прославленный военный летчик. Согласно теории конспирации — Джо Алон узнал о заговоре «Даян-Киссинджер-Садат» и был за это убит.
В течение 37 лет Рахель и Яэль Алон пытаются понять: кто убил их отца?
Когда вы впервые услышали, как ваша мама сказала, что «папу убили из-за войны»?
Яэль Алон-Розенштейн:
— Во время войны. Она сказала: «в этом — причина убийства папы. Он знал что-то, чего ему знать не полагалось».
Наша мама верила, что американцы замешаны в этом убийстве. Теория была — «Даян нас сдал».
Бен Каспит:
— И какое же место ваш отец занимает во всей этой теории?
Рахель Алон-Маргалит:
— У США есть интересы, которые не обязательно совпадают с израильскими. Но если бы Джо что-то узнал, то торпедировал бы политический план, который в кулуарах выглядит очень заманчиво — «маленькая война и мир в регионе после нее». Но человек, выживший во время Шоа, боевой летчик израильских ВВС, знающий о войне не понаслышке, не был готов пойти на сделку со своей совестью.
До сих пор в Израиле не была создана следственная комиссия, которая бы выяснила, кто убил Джо Алона. В книге «Кто убил Джо Алона?» есть имя убийцы и его адрес.
Частный детектив, проведший расследование, готов прибыть в Израиль для дачи показаний, в т.ч. на «детекторе лжи». Почему никого это не волнует?
Всего лишь неделю назад некто позвонил Яэль и сказал: «Вашего отца убили люди ЦРУ, Киссинджер и Зеира…»
Наша мама спала с пистолетом под подушкой довольно долго. Она считала, что и нам всем угрожает опасность, т.к. убийцы могут думать, что папа нам все рассказал…
Бен Каспит:
Теории конспирации характерны своей «перевернутой логикой», когда причина и следствие меняются местами. В нашем случае это особенно отчетливо видно.
В ноябре 1977 года Садат неожиданно появляется в Кнессете, говорит там неожиданные вещи. В итоге — мир с Египтом… С какого перепугу Садат решил превратиться из «прославленного военного героя» в «миротворца»?!
И вот, пожалуйста: у теории конспирации есть объяснение — Киссинджер и Даян придумали все это вместе с Садатом. Так все становится на свои места, если двигаться из настоящего в прошлое.
Ури Мильштейн:
— Те, кто писал ТАНАХ, уже понимали, что перед Избавлением будет «война Гога и Магога». В этом и заключается «теория Киссинджера»: если тебе надо решить проблему — создай сначала кризис. Во время кризиса идет расплата…
Бен Каспит:
— Т.е. ты говоришь, что войны родили Государство Израиль, а война Судного Дня должна была родить мир? Комиссия Аграната по расследованию причин войны была всего лишь маскировкой?
Ури Мильштейн:
— Я спросил Игаля Ядина: «Почему ваша комиссия не сделала то-то и то-то?»
И что он мне ответил: «Если бы мы раскрыли все — народ бы этого не выдержал. Народ Израиля в Государстве Израиль должен продолжать жить! Все бы просто сломались, если бы мы все раскрыли…»

От редакции: публикацией этого материала мы хотели подчеркнуть, что даже самая спорная версия событий открыта для обсуждения в демократическом государстве, каким и является Израиль.
И, конечно же, при этом не будем забывать, что Война Судного дня все-таки завершилась убедительной победой израильтян.