Три войны комдива Хацкилевича | Еврейский Обозреватель

Три войны комдива Хацкилевича

Алина Ребель | Номер: Май 2015

khatzОн был легендарным комдивом. Начал боевой путь еще во время Первой мировой, прошел всю Гражданскую. И погиб в первые дни Великой Отечественной — из-за самонадеянного приказа советского командования немедленно начать контрнаступление.
Сегодня вспомним Михаила Георгиевича Хацкилевича. Его биография — история стратега и отважного воина, чья жизнь оборвалась из-за верности родине, за которую он сражался в трех войнах.

Собственно, вариантов выбора карьеры у нашего героя не было. Родился он в семье ветерана царской армии в Нижнем Новгороде — городе, в котором до революции оседали многие отставные солдаты-евреи, которым разрешалось селиться за пределами черты оседлости. Говорят, к концу XIX века в городе было около 300 таких ветеранских семей. Сыновья ветеранов поддерживали традицию: едва достигнув призывного возраста тоже отправлялись служить. Так же поступил и Миша Хацкилевич. Когда ему исполнился 21 год, он поступил на службу в Русскую императорскую армию. И тут же попал на поле боя — шла Первая мировая. Военная карьера Хацкилевича быстро пошла в гору. После революции армейский опыт пригодился: в августе 1918 года Михаил Хацкилевич уже носит форму красноармейца и отправляется в Тверь, где проходит обучение на первых кавалерийских командных курсах РККА. Хацкилевича быстро заметило начальство. Помимо природной храбрости, он обладал недюжинным умом, был хорошим стратегом, его любили солдаты. И снова война. На этот раз Гражданская. Хацкилевичу поручают командование кавалерийским эскадроном. Он отважно сражается, не отсиживается в окопах. Вскоре у него в подчинении оказался уже целый полк. Молодого красного командира перебрасывают из подразделения в подразделение. Сначала — 3-й Украинский полк, потом назначение начальником штаба 1-й кавбригады 17-й кавалерийской дивизии, затем он становится помощником командира сводного кавалерийского полка. К концу войны он побывал командиром еще двух полков: 10-го и 53-го, воюет на Юго-Западном, Западном и Южном фронтах, участвует в войне с Польшей, получает два ордена Красного Знамени.
Михаил Хацкилевич не оставляет армейскую карьеру и после окончания Гражданской войны: его назначают помощником начальника оперативной части 14-й кавалерийской дивизии.
По биографии этого командира можно изучать военную историю СССР первой половины XX века. Сделав карьеру в кавалерии, к началу Второй мировой Хацкилевич уже командует танковой дивизией. Но до этого снова учеба — в Военной академии РККА. После окончания академии он возглавляет кавалерийский корпус. А в страшном 37-м, когда страна погружается во мрак репрессий, Хацкилевич получает новое назначение — командовать 6-м механизированным корпусом Киевского особого военного округа. В 1940 году, после реформы системы воинских званий, Хацкилевич становится генерал-майором. Тогда уже было понятно: войны с немцами избежать не удастся. Военные разрабатывали планы обороны и наступления. Еще в декабре 40-го года Хацкилевич на совещании командного состава РККА предупреждает: когда его корпус пойдет в атаку, ему понадобится 100 вагонов боеприпасов в день. Хацкилевича слушают внимательно, в армии его уважают. «Возглавлявший корпус генерал-майор М. Г. Хацкилевич был грамотным командиром, человеком редкого обаяния, огромной силы воли и большой скромности», — напишет о нашем герое замкомандующего Западным военным округом Иван Васильевич Болдин.
Очень скоро 6-й механизированный корпус под командованием Хацкилевича становится лучшим в Западном особом военном округе. Но, несмотря на бесчисленные маневры, несмотря на попытки военачальников просчитать действия немецких войск и хоть как-то подготовиться к предстоящей войне, реальность спутала все планы. Никаких 100 вагонов боеприпасов Хацкилевич не дождался.
22 июня 1941 года немцы вторглись на территорию СССР. Наступление было стремительным. Уже в первые часы войны нацисты оказались у приграничного Гродно, где стояла 10-я армия. Попытка советских войск отбить атаку привела к сокрушительным потерям. Пришлось отступать. Но в Москве совершенно не представляли себе истинное положение дел. Паника первых дней войны обернулась катастрофой. Войскам приказали немедленно организовать контрнаступление и отбросить немцев за границы СССР. Единственным подразделением 10-й армии, которое оказалось в состоянии выполнить приказ в полном объеме, был 6-й механизированный корпус Хацкилевича. Михаил Григорьевич пошел в контрнаступление и спутал планы захватчиков. «Контрудар механизированных корпусов в районе Гродно не привел к достижению решительных целей, — напишет позже советский историк Анфилов. — Тем не менее он имел большое значение. Все это нарушало планы противника и срывало сроки выдвижения войск к Днепру».
На поставки боеприпасами рассчитывать не приходилось. Вскоре в танках не осталось горючего, закончились снаряды. Положение было отчаянным — корпус оказался под массированным огнем немецкой авиации. Хацкилевич рванул в штаб. «У нас кончаются снаряды, — доложил он генералу Болдину, — выпустим их, и придется уничтожить танки». Болдин согласился: машины лучше уничтожить, чтобы не достались врагу.
Хацкилевич вернулся к своим войскам. Понимая, что шансов выстоять у него нет, он не ослушался приказа — надо было сражаться до конца. Шел четвертый день войны. Кровопролитной, жестокой войны, в которой погибнут миллионы. И многие из них — по причине подобных, бессмысленных и недальновидных приказов руководства. Когда его корпус был разгромлен, генерал Хацкилевич запрыгнул в последний целый танк.
«Вместе с нами под Зельвой прорывались из окружения остатки какого-то танкового соединения, в котором остался всего один танк Т-34, — впоследствии вспоминал телефонист истребительного авиаполка Владимир Пономарев, — командовал им генерал в танкистском комбинезоне. Когда мы пошли на прорыв, генерал сел в танк и тот устремился вперед. Танк раздавил гусеницами немецкую противотанковую пушку, прислуга успела разбежаться. Но, на беду, он двигался с открытым башенным люком, и немецкий солдат бросил туда гранату. Погиб экипаж танка и генерал вместе с ним».
Долгое время генерал Хацкилевич числился пропавшим без вести. Потом его могилу нашли — по документам, по свидетельствам очевидцев-партизан. «Это был хороший командир, — напишет о нем маршал Жуков, — смелый человек». Но ни потрясающая военная выучка, ни отвага, ни самоотверженная готовность любой ценой выполнять приказы не спасли генерала Хацкилевича. Он погиб в четвертый день той страшной войны, третьей войны за 46 лет его жизни.

Автор: Алина Ребель