Искусство

И небо не предел. Судьба и искусство Авраама Блатиты

Номер: Октябрь 2016 Алек Д. Эпштейн

Авраам Блатита у картины «Иерусалим ночью», 18 ноября 2015 г.

Авраам Блатита у картины «Иерусалим ночью», 18 ноября 2015 г.

Алек Д. Эпштейн, специально для «Еврейского обозревателя»

Очень мало о ком можно сказать, что в судьбе этого человека отразились судьбоносные перипетии жизни страны, в которой этот человек живет. Однако Авраам Блатита является как раз таким человеком, его биография – это живой учебник истории Государства Израиль.
Как и большинство отцов-основателей Израиля, он родился в Польше, в столичной Варшаве, в ноябре 1929 года. Ему не было и десяти лет, когда вследствие пакта Молотова-Риббентропа, Польша как государство перестала существовать, и Варшава оказалась оккупирована нацистскими войсками. Дом, в котором жили Авраам, его родители и появившийся на свет в 1935 году младший брат, был разрушен уже в первые дни войны, и семья бежала в город Белосток. Сейчас уже мало кто помнит, что с декабря 1939-го до августа 1945 года в составе Советской Белоруссии существовала отдельная Белостокская область. С момента нападения Германии на Советский Союз и до июля 1944 года в Белостоке хозяйничали немцы, и семье Блатита пришлось бежать и оттуда – дальше на восток, вглубь советской территории. Добраться удалось до Поволжья и осесть в Куйбышеве (Самаре), однако осенью 1941 года, когда именно в этот город было эвакуировано множество московских, в том числе оборонных, предприятий, оставаться там стало невозможно, и семья Блатита была вынуждена перебраться в один из областных колхозов. В 1942 году семья Блатита была среди вывезенных еще дальше, в южный Узбекистан. Самому Аврааму было тогда тринадцать лет. (далее…)

Иерусалимская художница Одесской школы

Номер: Июль 2016 Алек Д. Эпштейн и Андрей Кожевников, Центр изучения и развития современного искусства, специально для "Еврейского обозревателя"

Наталия Гончарова-Кантор у картины «Ветер пустыни»

Наталия Гончарова-Кантор у картины «Ветер пустыни»

Одним из самых незаурядных имен в израильском искусстве нашего времени является имя Наталии Гончаровой-Кантор. Эта художница, отмечающая в августе свой юбилей, в Израиле прожила полжизни, первые же четверть века, когда она выросла и когда сформировался ее художественный стиль и почерк, прошли в Украине. В 1985 году она окончила Харьковское художественное училище и в том же году переехала в Одессу. Художественный почерк Н. Гончаровой-Кантор сформировался во многом именно под влиянием одесских художественных традиций, заложенных еще столетие с лишним назад «салонами Издебского» и возникшей в этом городе в начале ХХ века школой экспрессионистской и авангардной живописи: достаточно назвать имена Амшея Нюренберга, Исаака Малика, Иосифа Константиновского и других живописцев, выросших в те годы в Одессе, и обогативших своим искусством Россию, Францию и Израиль. В 1986 году Наталья Гончарова-Кантор стала членом Творческого объединения художников, а с 1989 года входила в состав группы «Юг», выставки которой проходили и в Украине, и в России, и во Франции. Украинское искусство позднесоветского времени и поныне известно куда меньше, чем оно того заслуживает, хотя среди работавших в те годы живописцев были такие самобытные таланты как Александр Гнилицкий (1961–2009) и безвременно погибший Олег Голосий (1965–1993). (далее…)

Поэтесса живописи: пейзажи Милии Лауфер

Номер: Май 2016

«У порога»

«У порога»

В конце марта в одной из самых престижных израильских галерей «Тирош», находящейся в городе Герцлия к северу от Тель-Авива, открылась персональная выставка художницы, родившейся на Украине, но в сегодняшней Украине незаслуженно забытой. Милия Лауфер (урожденная Лернер) родилась в 1909 году в городе Проскуров (ныне – Хмельницкий), входившем тогда в состав Подольской губернии Российской империи. Позднее ее семья переехала в город Черновцы, находившийся в 1918–1940 годах в составе Румынии. Именно там Милия начала учиться живописи, именно оттуда, из Черновиц, она в начале 1930-х годов прибыла в Палестину/Эрец-Исраэль.
В новой стране Милия занималась с жившим тогда в Иерусалиме известным художником Тадеушем Рихтером (1873–1943), позднее вернувшимся в Польшу, где он погиб в огне Холокоста. В первое время она жила в кибуце, а после того, как вышла замуж за Ноаха Лауфера (1906–1997), переехала в городок Кирьят-Хаим в окрестностях Хайфы. С 1939 года молодая семья (а в 1935 году родилась дочь Эра) жила в Тверии на берегу озера Кинерет. Начиная с 1933 года Милия Лауфер участвовала во множестве групповых выставок как в Израиле (преимущественно в Тель-Авивском музее), так и в других странах, а в 1950 году в Доме художника в Хайфе прошла ее первая персональная выставка. На протяжении полувека она входила в Ассоциации художников и скульпторов Израиля. В 1951 году Милия Лауфер, наряду с уроженцем Одессы Исааком Френкелем-Френелем (1899–1981) и уроженцем Иерусалима Моше Кастелем (1909–1991), была среди первых художников, открывших свои галереи в Цфате – с этих дней и пошла слава Цфата как города художников, к сожалению, сильно померкнувшая к настоящему времени. В 1995 году она была заслуженно удостоена премии муниципалитета города Цфат за особый вклад в культурную жизнь города. В те годы женщин-художниц в израильском искусстве было очень немного: в первой пятерке основателей квартала художников в Цфате Милия Лауфер была единственной, и в значительной мере именно ей удалось прорубить дорогу для остальных. (далее…)

Палитра спрессованного времени

Номер: Март 2016

К юбилею Бориса Карафелова

Борис Карафелов на выставке своих произведений, 2011 г.

Борис Карафелов на выставке своих произведений, 2011 г.

Отмечающий свой семидесятилетний юбилей замечательный художник Борис Беньяминович Карафелов родился 21 марта 1946 года под Ташкентом, но уже в полуторамесячном возрасте вернулся с родителями в Винницу, где прошли его детство и юность. Хотя в 2008 году двенадцать работ художника экспонировались на выставке «Средняя Азия, Москва, Иерусалим в творчестве еврейских художников» в Государственном музее Востока в Москве, фактически вырос он не в Средней Азии, а в Украине, где он жил (включая годы учебы в Крыму) более тридцати лет. Старый еврейский квартал Винницы, где прошло детство художника, еще до революции назывался «Иерусалимка»; так называется и одна из серий работ Б.Б. Карафелова, посвященная воспоминаниям об уже ушедшем мире восточноевропейского еврейства бывшей «черты оседлости». Мир, заселенный своими философами и актерами, которые в обычной жизни были незамысловатыми еврейскими ремесленниками, предстает на его полотнах некой мистерией, пронзающей серую завесу обыденности.
В 1969 году Б.Б. Карафелов окончил Крымское художественное училище в Симферополе, после чего до 1976 года преподавал в художественной школе в Виннице, а в 1977–1989 гг. – в Москве. Кроме того, как художник-постановщик он работал в московском Театре на Таганке, Донском театре драмы и комедии им. В.Ф. Комиссаржевской в Новочеркасске, театре «Мерлин» (Будапешт) и других труппах. (далее…)

Ривка Хволес-Лихтенфельд – художница, победившая судьбу

Номер: Февраль 2016

Рафаэль Хволес «Портрет сестры Ривки», 1973 г.

Рафаэль Хволес «Портрет сестры Ривки», 1973 г.

Жизни, прожитой Ривкой Моисеевной Хволес-Лихтенфельд, с лихвой хватило бы на нескольких человек; впрочем, лучше бы, чтобы многого из того, что ей пришлось пережить, не было бы вообще – к сожалению, никому не дано выбирать эпоху и обстоятельства, в которых суждено оказаться. Ривке повезло дожить до того дня, когда написанные ею картины, на которых изображены улочки в Иерусалиме, экспонируются на выставках в Вильнюсе (последняя из таких выставок открылась совсем недавно, 16 декабря 2015 года). Семьдесят с небольшим лет назад представить себе это было невозможно: ни того, что будет создано еврейское государство со столицей в Иерусалиме, ни того, что Ривка станет в этом государстве художницей, ни того, что в Литве, где родителей Ривки и трех ее сестер расстреляли в Понарах только за то, что они – евреи, будет создан еврейский музей, где будут чествовать ее саму и экспонировать произведения, созданные ею и ее братом, художником Рафаэлем Хволесом (1913–2002). Однако случилось именно так…

Ривка родилась в Вильно в 1928 году – тогда, до пакта Молотова-Риббентропа, город этот находился на северо-востоке Польши. В детстве она получила хорошее гуманитарное образование, училась и живописи, и игре на скрипке. В семье было шестеро детей, которые меж собой говорили на языке идиш, однако знали и польский; Ривка помнит оба эти языка и поныне, хотя уже более семидесяти пяти лет говорит на других. 18 сентября 1939 года Вильно и окрестности заняли советские войска, языком окружающей жизни в одночасье стал русский. Гротескную агитацию новых властей Ривка помнит до сих пор: «В Советском Союзе все есть, даже завод по производству апельсинов», – всерьез говорили им тогда, и это предвещало мало хорошего. Семье Хволес было, что терять: им принадлежал дом, оставшийся в наследство от дедушки, а также магазин тканей. (далее…)

Поэт одиночества: живопись Александра Рабина

Номер: Январь 2016

Александр Рабин, 1976 г.  Фото из архива Натальи Ротштейн-Эфроимсон.

Александр Рабин, 1976 г.
Фото из архива Натальи Ротштейн-Эфроимсон.

Александр Рабин родился в 1952 году в семье, где рисовали все: художниками были и его отец, легендарный живописец Оскар Яковлевич Рабин, и мать, Валентина Евгеньевна Кропивницкая, и дядя, и дедушка, и бабушка. «Вырасти в семье художников, где любой твой шаг в сторону искусства получает профессиональную, иногда весьма ироничную, оценку, непросто, – справедливо заметила в письме ко мне Наталья Ротштейн-Эфроимсон, бывшая с 1972 по 1978 гг. супругой Александра Рабина. – Рядом с таким сильным человеком и значительным живописцем, как его отец, реализоваться как художнику Саше было и легко, и тяжело одновременно. То, что он все-таки решился на этот путь и прошел его, достойно большого уважения».
«Основным моим учителем был, конечно, отец, и ему я доверял больше всех», – говорил Александр в беседе с Вадимом Нечаевым в 1983 году. Наталья вспоминает, что «к его опытам в живописи довольно долго никто не относился серьезно. Он начал писать после того, как вернулся из армии. Это было где-то на рубеже 1971–1972 годов. Выставлять на всеобщее обозрение и продавать свои картины он решился не сразу».
Начало 1970-х годов было временем учения и становления Александра Рабина как художника, когда в ходе поисков себя и своей дороги в искусстве он обращался как к фигуративной, так и к абстрактной живописи. В 1973 году Оскар с Сашей приобрели дом в селе Софронцево Устюженского района Вологодской области и стали часто выезжать туда, чтобы пожить и поработать в тишине. «Там писал он осень, сырые пасмурные дни, опавшие листья, гонимые ветром, моросящие дожди, туманы, затерянные разоренные жилища – все это создавало настроение, уже в то время близкое душе молодого художника», – отмечала десятилетия спустя мать Саши В.Е. Кропивницкая. (далее…)

Живописец иудейского мира:
искусство Вениамина Клецеля

Номер: Декабрь 2015 Алек Д. Эпштейн

«Автопортрет в мастерской», 2014 г.

«Автопортрет в мастерской», 2014 г.


Словосочетание «еврейское изобразительное искусство» в какой-то мере вгоняет в ступор: хотя среди выдающихся живописцев вспоминается не так мало людей еврейского происхождения – от Камиля Писарро и Исаака Левитана до Макса Либермана и Марка Ротко – пытаться найти в их творчестве «еврейские мотивы», не только непосредственно этнографические, но и метафизические крайне сложно. Внеся значительный вклад в мировое изобразительное искусство, эти художники очевидно обогащали другие культуры, яркими представителями которых они являлись, будь то французская, русская, немецкая или американская. Не раз и не два все мы сталкивались с одной и той же проблемой: желая подарить кому-либо из близких альбом еврейского художника, мы раз за разом покупаем наборы репродукций Марка Шагала, поскольку больше купить почти что и нечего. (далее…)

Постигая характеры

Номер: Ноябрь 2015 Алек Д. ЭПШТЕЙН, Андрей КОЖЕВНИКОВ

Светлана Гофман - Автопортрет

Светлана Гофман — Автопортрет

От «Автопортрета» Светланы Гофман трудно оторвать глаз. Она предстает перед зрителем, стоя около окна, за которым шелестит сочная зеленая листва и звенит яркое солнце, а по ее плечам, по ее чертам, по самому воздуху, наполняющему полотно, откуда-то сверху, словно струи сказочного водопада, льется потоком красочное сияние, зажженное свободной и легкой кистью, переходящее от ало-красного и оранжевого до светло-синего и бурого, и перетекающее в живые бежево-золотые блики и глубокие, спокойные иссиня-зеленые тени, отражающиеся сами в себе и, наконец, устремляющиеся куда-то вниз, за пределы холста, к зрителю. Блики охры и бежевые искры играют на волосах художницы, ее глаза смотрят одновременно на зрителя и куда-то в неизъяснимую даль, а улыбка озаряет человеческим теплом сине-изумрудную тень, ложащуюся на лицо. Это красочное сияние, возникающее где-то за ее спиной – словно зримое воплощение ее творческого озарения, это животворная искра ее вдохновения, вспыхивающая в воображении, озаряющая все вокруг, преображающая действительность мириадами новых оттенков, дающая художнице возможность увидеть реальность в новых красках и по-новому создающая тот мир, который она затем являет на своих картинах. И она сама как будто уподобляется ожившей палитре, в которой живет и творит, которой дышит. Художница открыто и искренне улыбается каждому, кто стоит перед ее полотном – а разноцветные лучи, подобно радужному водопаду, готовы вот-вот брызнуть в глаза зрителя, чтобы зажечь и в его сердце обновляющую искру вдохновения.
Кто она, эта удивительная художница? Какова ее дорога в искусстве? Увидев ее работы, захотелось познакомиться и с ней самой… (далее…)

С мольбертом в сердце: искусство Иосифа Златкина

Номер: Октябрь 2015 Алек Д. Эпштейн, Андрей Кожевников

Иосиф Златкин у картины «Осенний пейзаж»  во дворе своей студии в Ариэле, 8 апреля 2013 г.

Иосиф Златкин у картины «Осенний пейзаж»
во дворе своей студии в Ариэле, 8 апреля 2013 г.

Замечательный художник Иосиф Михайлович Златкин (1946-2013) принадлежит к числу наиболее талантливых деятелей искусств, обогативших своим творчеством и Украину, и Израиль. Хотя последние два десятилетия своей жизни он прожил между Ариэлем и Ашкелоном, все в Украине – ее пейзажи, образы и люди – оставалось дорого и важно ему; на родине он до последних лет своей жизни проводил по три-четыре месяца ежегодно. Художник рассказывал, что отдельные из своих работ он начинал писать в Израиле, а заканчивал уже в Украине – а в отдельных случаях бывало и обратное, вследствие чего видения и впечатления, почерпнутые в обеих странах, причудливо преломлялись на его холстах. Он не всегда возил с собой этюдник – живя «с мольбертом в сердце», он накапливал впечатления в душе, затем делясь ими со зрителями. (далее…)

«Делать свой мир — это то, чего я хочу»

Номер: Сентябрь 2015 Алеся ВОЛЧИК и Настасья КОСТЮКОВИЧ

Беседа с голливудским режиссером, родившимся в Киеве

Perelman_3Вадим Перельман – единственный выходец из стран бывшего СССР, признаный «своим» в сегодняшнем Голливуде. 14-летним мальчиком он с мамой уехал из Киева, а через несколько десятков лет, пройдя не один виток судьбы, прибыл в Лос-Анджелес, чтобы делать кино. Его дебютный фильм «Дом из песка и тумана», профинансированный Стивеном Спилбергом, был отмечен тремя номинациями на «Оскар». У него снимались известные актеры, обладатели этой главной награды киномира и номинанты на нее: сэр Бен Кингсли, Ума Турман, Дженнифер Коннели. Перельман снял пока два фильма в Голливуде, но его имя уже вызывает четкие ассоциации с кино интеллектуальным и духовно сильным.

(далее…)

Лиричный трагик: Владимир Кара и его искусство

Номер: Июль 2015 Алек Д. Эпштейн и Андрей Кожевников

Владимир Кара у своих картин  в галерее «Open Art», Париж.

Владимир Кара у своих картин в галерее «Open Art», Париж.

В мае 2015 года в культурной жизни русско-еврейского Парижа произошло незаурядное событие: на Монмартре, где столетие назад искали путь к сердцам в целом весьма равнодушных к их искусству французов Амедео Модильяни и Хаим Сутин, открылась новая галерея, так и озаглавленная – «Open Art». Инициатором и душой ее создания был Владимир Кара – замечательный художник, покинувший Советский Союз еще в 1983 году. Вот уже более тридцати лет Владимир Кара живет и работает в Париже, став сегодня, благодаря своей удивительной добросердечности и творческому энтузиазму, наиболее активным организатором художественной жизни русско-еврейской эмиграции в столице Пятой республики. (далее…)

ЕВГЕНИЙ КИСИН: «СКОЛЬКО ПРОСЯТ — СТОЛЬКО СТАРАЮСЬ ИГРАТЬ»

Номер: Июнь 2015 Владимир Мак, «Лехаим»

.Один из самых знаменитых пианистов мира говорит не только о музыке, но о своем новом языке, об обретенной стране и стихах, которые сопровождают его всю жизнь.
Впервые я его увидел в 1981-м: в финале концерта Гнесинской десятилетки объявили ре-минорный концерт Баха, и к роялю вышел восьмилетний мальчик, заигравший не как вундеркинд, но как сложившийся взрослый музыкант. В Доме композиторов в 1983 году 11-летний Женя Кисин уже исполнял огромную программу и щедро бисировал, играя в том числе свое. А полгода спустя в Большом зале консерватории я уже слышал в его исполнении два концерта Шопена. Кудрявый еврейский ребенок в пионерском галстуке…
Cпустя 30 лет Евгений Кисин — один из музыкантов, олицетворяющих эпоху. И — еврейский музыкант. Он изучает идиш и иврит, дает концерты в Иерусалиме — в отличие от большинства западных звезд (Иерусалим не все признают столицей Израиля). На церемонии вручения диплома почетного доктора Иерусалимского университета пианист изумил левую профессуру цитированием Декларации независимости Израиля. И о европейской антиизраильской пропаганде, которой Кисин публично возмущался в открытом письме директору Би-би-си, ему тоже есть что сказать. (далее…)

50 КУБИЧЕСКИХ САНТИМЕТРОВ ВОЗДУХА ДАДАИЗМА

Номер: Февраль 2015 Жанна Васильева

Артуро Шварц

Артуро Шварц

Выставка «Дада и сюрреализм» из Музея Израиля — одно из самых эффектных «приношений» Эрмитажу в год его 250-летнего юбилея. Среди 120 работ — коллажи Курта Швиттерса, реди-мейды Марселя Дюшана (от знаменитого «Фонтана» из писсуара до «Моны Лизы» с пририсованными усами и бородкой), скульптуры Жана (Ханса) Арпа, картины Хуана Миро и Рене Магритта, объекты и фотографии Ман Рэя, работы Макса Эрнста… Наконец, среди раритетов — коллекция уникальных дадаистских изданий. С раскрытым веером, где вместо куртуазных сценок или цветочков — портреты немецких политиков 1919 года, а над веером, вверху страницы, — заголовок: «У каждого свой футбол». И рядом человек-мяч, размахивающий тростью и приподнявший шляпу…
Эти хрестоматийные для истории искусства ХХ века работы — лишь часть богатейшего собрания Музея Израиля, который за полвека существования собрал коллекцию дадаизма и сюрреализма мирового уровня. Как заметил в приветственном слове в каталоге директор Музея Израиля Джеймс С. Снайдер, «отношения Музея Израиля с искусством сюрреализма начались < …> со «случайной встречи» и с тех пор переросли в прочную и длительную связь».

(далее…)

Взывающий

Номер: Ноябрь 2014 Леонид Лернер

Sidur_1Бог воскресил меня,
чтобы я создал скульптуру.
Вадим Сидур

К 90-летию со дня рождения Вадима Сидура
Он был убит на войне. Пуля немецкого снайпера ударила в левую челюсть, чуть ниже глаза и виска, раздробив и выбив все, что можно было выбить, прошла сквозь корень языка и разорвалась в углу нижней челюсти – справа, образовав огромную дыру…
Но произошло чудо воскресения. Вадим Абрамович Сидур остался жить. А затем на свет явились скульптуры.
До самой смерти скульптора созданные им образы томились в подвале – легендарной мастерской, куда ежедневно спускались ученые, писатели, художники (Юрий Трифонов и Василий Шукшин, Булат Окуджава и Виктор Некрасов, Юрий Любимов и Милош Форман) …и агенты КГБ. Те, от кого приходили с Лубянки, подозревали автора скульптур в патологическом интересе к войне, насилию и жестокости. «Это не интерес, даже не долг, – отвечал Сидур, – а жизненная необходимость. Многие годы я пытаюсь освободиться от того, что переполняло меня…»

(далее…)

Леонид Пташка: игрок и судья

Номер: Август 2014 Инна Шейхатович, обозреватель «Новостей недели» для «Еврейского обозревателя»

PTASHKAВ этом году он представил в белорусском городе Витебске, городе Шагала и Малевича, городе давних культурных традиций и любимого половиной мира фестиваля искусств «Славянский базар», свой джазовый фестиваль. Его название без затей — «Пташка и друзья»

О жизни и искусстве поговорили мы с мастером джазовой интриги, человеком огненного темперамента и умным транслятором музыкальных идей.
— Вы уже многократно выступали на «Славянском базаре», дважды были членом коллегии арбитров, решали, кому и что дать на этом соревновании…
— Да, судить на самом деле приходилось. Но искусство — не медицина и не кулинария. Лечить должен профессионал — от этого зависит человеческая жизнь. Готовить пищу тоже должен человек, умеющий это делать, — чтобы целая страна не отравилась… А с искусством дело обстоит иначе. Петь, выступать на сцене можно безбоязненно. Хочешь выступать — выступай. Если есть кому тебя слушать, смотреть. Искусство — это всегда море мнений.
— Как вы относитесь к этому бренду, к этому празднику по имени «Славянский базар»?
— Это один из немногих сохранившихся в мире конкурсов, где все решают профессионалы. Не sms-ки, не восторг и малообъяснимые симпатии обычных слушателей, а профессиональное жюри, состоящее из музыкантов. «Славянский базар» — конкурс, объясняемый природой славянского вокала, который, как известно, отличается от восточного вокала очень сильно. Климат, пустыня, истоки пения у нас многое определяют. Голосовые связки другие. Да и на ментальном уровне есть разница.

(далее…)

«Клезматикс» в Киеве

Номер: Август 2014 Джефф Тамаркин

klezmaticsВ столице с огромным успехом при полном аншлаге прошел концерт всемирно известной группы «Клезматикс», организованный посольством США в Украине

С момента своего создания более 25 лет назад группа «Клезматикс» создала много композиций, выдержавших испытание временем, и помогла изменить лицо современной идишистской культуры. Деятельность «Клезматикс», которых часто называют «группой еврейских корней», привела к массовому возрождению этой почти забытой на Западе художественной формы.
Музыканты группы выступали в более чем 20 странах и выпустили 10 альбомов, последний из которых — «Live at Town Hall» («Концерт в ратуше») — состоит из двух CD-дисков, записан в Нью-Йорке и выпущен к празднованию серебряного юбилея группы. В своем альбоме «Wonder Wheel» («Колесо») 2006 года, который награжден премией «Грэмми», «Клезматикс» положили на музыку ранее не известные стихотворения Вуди Гатри, чем значительно отдалились от жанра клезмера и расширили свою стилистическую палитру. Недавно о них сняли полнометражный документальный фильм «Клезматикс: на Святой земле».

(далее…)

Ностальгический лиризм Оскара Рабина

Номер: Июль 2014 Алек Д. Эпштейн, Центр изучения и развития современного искусства

Алек Эпштейн и Оскар Рабин, 25 декабря 2013 г.

Алек Эпштейн и Оскар Рабин, 25 декабря 2013 г.

В Париже, прямо возле огромного здания Музея современного искусства им. Жоржа Помпиду, в небольшой квартире живет художник, еще сорок лет назад ставший очень известным, чтобы не сказать легендарным, правда, в весьма узких кругах: работы его тогда в Советском Союзе почти не выставлялись, первая персональная выставка на родине прошла лишь в 1993-м, когда и СССР уже не было… Оскару Яковлевичу Рабину, полгода назад отметившему свое 86-летие, дарована очень непростая, но долгая жизнь, вместившая очень и очень многое. На несколько десятилетий пережив то время, к которому его относят искусствоведы, он сохранил это время в себе, будучи верным эстетическому кредо, сформулированному еще на рубеже 1950-х – 1960-х годов.
Рабину порой приходится слышать критические замечания в связи с тем, что его живопись не меняется в ногу со временем. «Рисовать я буду всегда и как всегда, не задумываясь об “актуальности” своего творчества, – отвечает он на это. – Я не обижаюсь, когда мне говорят, что я всю жизнь пишу одну картину. Это именно так. Я пишу свой портрет на фоне страны. Эта картина – единственное, что я могу сделать в жизни прилично». В беседе с искусствоведом Андреем Ерофеевым он добавил: «Я приведу пример замечательного русского художника Левитана.

(далее…)

БУЙСТВО КРАСОК ВЕНИАМИНА КЛЕЦЕЛЯ

Номер: Май 2014 Алек Д. Эпштейн и Андрей Кожевников

«Автопортрет», 2008

«Автопортрет», 2008

Алек Д. Эпштейн и Андрей Кожевников,
Центр изучения и развития современного искусства, специально для «Еврейского обозревателя»

8 мая в Иерусалиме открылась выставка новых работ выдающегося художника Вениамина Михайловича Клецеля. В Израиле он живет уже более двадцати лет, куда прибыл из Самары. Также на холстах мастера и поныне появляются среднеазиатские мотивы, ведь именно в Узбекистане семья Клецелей оказалась в эвакуации, там он рос и учился. Мало кто знает, что этот замечательный художник – уроженец Украины, где он появился на свет в 1932 году в поселке Первомайское Одесской области. К сожалению, несмотря на это, ни в одном из украинских музеев выставок этого живописца пока не было.

Один из центральных мотивов в творчестве Клецеля – образы древних городов Земли Израиля, переживших вечность и вновь ставших домом для настрадавшегося, но несломленного народа. Причем чаще всего это не пейзажи современного Израиля, а виды, или, даже можно сказать, видения седых городов, словно пришедшие из библейских времен. Это не картины, написанные с натуры – это образы, выношенные и созданные сердцем. И поэтому в них столько тепла, света и порой трогательной грусти. (далее…)

НЕ СТЕСНЯЙТЕСЬ – УЛЫБАЙТЕСЬ!

Номер: Апрель 2014 Михаил ФРЕНКЕЛЬ

Как известно, День смеха отмечается 1 апреля. Но так хочется в наше сложное время продлить хорошее настроение.
И поэтому, читая этот номер нашей газеты, и после упомянутой даты не стесняйтесь – улыбайтесь!

«МОСКВА МАСОНСКАЯ»

Михаил ФРЕНКЕЛЬ

«МОСКВА МАСОНСКАЯ»Как-то уж так устроено Российское государство, что веками для укрепления его устоев в нем постоянно велся поиск внутренних и внешних врагов. Вот сейчас врагом России объявлена Украина. А двадцать «с гаком» лет назад недоброжелателей русские шовинисты привычно искали в евреях.
Именно тогда и был написан памфлет «Москва масонская», первая публикация которого в газете «Московский комсомолец» принесла его автору определенную популярность в среде московской интеллигенции.

«…Израильские коммандос взяли сонную Москву на рассвете, как злодей-насильник юную крестьянку, прикорнувшую на ночь в стоге сена.
И в одночасье закрутило, забурлило, замасонило. На Тверской запахло чесноком, на Арбате в кранах исчезла вода, а у храма Василия Блаженного заутюжили булыжник пархатые танки. (далее…)

«Голубь Иерусалима» киевлянина Аркадия Лившица

Номер: Март 2014

Аркадий Лившиц у созданных им пейзажей Эйн-Карема. Фото Алека Д. Эпштейна

Аркадий Лившиц у созданных им пейзажей Эйн-Карема. Фото Алека Д. Эпштейна

Творчество уроженца Киева Аркадия Лившица, уже сорок лет живущего в Израиле и отмечающего в этом году 75 летний юбилей, к сожалению, почти неизвестно в городе, где он вырос. Представляется, что дар, сделанный им художественному музею в Одессе (это единственное полотно художника, представленное в Украине) – достойный повод рассказать об одном из самых замечательных израильских живописцев. Каждое законченное полотно Лившица – это еще одна неповторимая искра окружающего мира, запавшая ему в душу – целостная, одухотворенная и неповторимая.
Пример тому – холсты, посвященные древней столице еврейского государства. Даже внимательно всматриваясь в картину «Голубь Иерусалима» (2003), подаренную одесскому музею, мы едва ли узнаем знакомый пейзаж. Тут нет ни строгих кипарисов, ни пальм, ни холмов – все пространство занимают древние сооружения трехтысячелетнего города. Ворота в вековой стене, открытые перед зрителем, словно приглашают войти внутрь, а в небесах над ними парит белый голубь. (далее…)