ЧИТАЯ «МАЙН КАМПФ» | Еврейский Обозреватель

ЧИТАЯ «МАЙН КАМПФ»

Александр Муратов | Номер: Апрель 2014

ЧИТАЯ «МАЙН КАМПФ»Это печально, но иногда книга – не источник знаний, а источник ненависти и зла. В следующем году исполняется 90 лет со дня написания программного опуса Адольфа Гитлера «Майн Кампф» («Моя борьба»).
Хотя сегодня она запрещена к публикации во многих странах мира, при желании тексты из нее можно найти и в Интернете, и не только в нем. А для неподготовленного читателя эта книга представляет серьезную опасность, поскольку автор создавал ее по рецепту позднее сформулированному его подручным Геббельсом и гласящим, что «чем чудовищней ложь, тем больше в нее верят».
Вот почему мы сегодня решили познакомить вас с мыслями о сущности «Майн Кампф» известного украинского кинорежиссера и публициста Александра Муратова. При этом отметим, что его статья не является научно-исследовательской работой, а лишь размышлениями о том, почему и зачем была написана эта «библия антисемитизма».

В годы моей юности, когда все несоветское было запрещено, мне под огромным секретом дал почитать эту книгу сосед по дому, любознательный еврейский мальчик. Вы же знаете: запретный плод особенно сладок.
Уж не помню, какое впечатление произвела на меня тогда эта книга. Вернее всего – никакого. Помню только, что удивляла какая-то беспочвенная, я бы сказал патологическая, ненависть ее автора к евреям. Но нас тогда национальный вопрос абсолютно не волновал. В нашем писательском доме жило много интеллигентных евреев, с детьми которых я дружил. И нужно прямо сказать, что тех отвратительных, согласно писаниям Гитлера, специфических «еврейских черт» в них не наблюдалось. Внешне они почти не отличались от других наших пацанов, акцента – никакого, кипы и пейсы никто, разумеется, не носил. Занимались они спортом, даже становились чемпионами. Среди евреев было и какое-то количество пьяниц и воров. Эти были очень близки славянскому плебсу. Правда, это не имеет никакого отношения к «Майн кампф»…
Прошло множество лет и я решил перечитать этот опус. Стало вдруг интересно: что могло вдохновить такой рациональный немецкий народ на невероятное кровавое безумство. Вроде бы евреи, начиная с середины Х1Х века, чувствовали себя в Германии почти комфортно, были большими ее патриотами ,и если и подвергались какой-то дискриминации, то в основном (я не говорю о ситуационном бытовом антисемитизме) по религиозным причинам. Конечно, тут дело не в национальности, а в вероисповедании. Недаром выкрещенный еврей даже в черносотенной России приобретал «все права состояния». А во время немецкой оккупации некоторых евреев спасла церковная справка о крещении. Другое дело, что навешивать грехи древних евреев на нынешних – дремучая бессмыслица. Мало ли сколько кровавых глупостей наделали в давние (и весьма недавние) времена практически все народы мира. В том числе и немцы. Разве не откровенной глупостью были и во время первой и во время второй мировых войн наступления на двух фронтах – восточном и западном. А ведь против этого предупреждали еще Клаузевиц и Бисмарк. Об этих предупреждениях прекрасно знал кайзер и прекрасно знал (о чем прямо пишет в «Майн кампф») Гитлер. Но соблазн легкого захвата необъятных территорий мутил их разум.
А история с евреями? Ведь во время всемирной войны 1914-17 годов евреи показали себя большими немецкими патриотами. И вдруг в угоду разорившимся после первой мировой войны лавочникам вроде бы довольно интеллектуальный Гитлер делает ставку на антисемитизм. Что он от этого получает? А вот что. Пользуясь завистью немецкого плебса к менее бедным евреям, которым чуточку помогали международные еврейские благотворительные фонды, он взращивает в них зависть к евреям, дарит им простую как желудь возможность безнаказанно грабить евреев и этим отвращает плебс от леворадикальных настроений. Это чрезвычайно нравится немецким капиталистам, крайне напуганным событиями в России и революционными тенденциями в самой Германии. Финансировали нацизм не только «арийцы» Крупп и Тиссен, но и другие богачи, считавшие, что только Гитлер с его штурмовиками способны остановить рост социалистических настроений в Германии. Другое дело, что они сильно просчитались, не приняв вначале всерьез антисемитские заявления Гитлера. Да что там немецкие богачи? Долгое время германских националистов поддерживал очень влиятельный в Англии лорд-еврей Ротермир, и его всячески расхваливали немецкие, итальянские и венгерские фашисты. Тот же Гитлер в интервью газете «Тайм» говорил: «Против порядочных евреев мне нечего возразить. Я рассматриваю евреев как врагов только когда они объединяются с российским большевизмом».
А вот если бы эти богатые либералы не поленились и прочитали нацистское евангелие – «Майн кампф», то уже тогда поняли, бы чем закончатся гитлеровские кровавые игры. Но кто тогда эту книгу толком читал? Разве что отпетые нацисты, которые и без «Майн кампф» были антисемитами.
Я и сам, читая в пятнадцать лет этот опус, ограничился первыми главами, в которых не бездарный в литературном отношении Гитлер очень красочно и без сопливых сантиментов рассказывает о своем австрийском детстве и юности. Его молодость была преисполнена нешуточными испытаниями, которые, если забыть о его последующих чудовищных преступлениях, могут вызвать сочувствие читателей. Конечно, так тогда жила почти вся немецкая и австрийская молодежь. Единственным средством существования многих семей была проституция дочерей, сестер и даже жен. А что делать? Голод – не тетка. Тут не до моральных устоев. Однако, если подавляющее большинство отверженных опустилось до тупого скотского состояния, то мыслящее меньшинство судорожно искало выход из безнадежного положения. Кто-то считал, что выход в социальной революции. А кто-то, как и Адольф Гитлер, видел выход в собирании немецкой нации в единый кулак для… Вот тут-то и заключается главный вопрос: для чего? Один ответ: для кровавой мести всем тем, кто, по их мнению, поставил германскую нацию на колени (без учета того, что сами же немцы ту войну развязали). Это и сделали нацисты.
Другой путь: это путь созидательного национализма, которым пошла та же Германия уже после поражения во второй мировой войне. Да и не только она. Разве не национализм создал практически с нуля государство Израиль? Разве сионизм – это не конструктивный еврейский национализм? А послевоенная Япония? Только национальная сверхидея смогла сплотить японцев для возрождения и процветания своего государства. А Китай? Там, где население способно осознать себя единой общностью, может временно пожертвовать частными интересами ради общего благосостояния, там возможны настоящие успехи.
Гитлер пишет: «…Сердцевина всякой организационной деятельности состоит в том, что каждое отдельное лицо отказывается от отстаивания непременно своей собственной точки зрения и своих собственных интересов в пользу большинства людей. Каждый отдельный человек в этом случае получает то, что ему приходится, только кружным путем – через благополучие всего общества. Отдельный человек работает в этом случае не непосредственно для себя, не для своей пользы, а для пользы всех… Только в этом случае и могут возникать те великие ценности, которые самим их творцам сулят всего лишь очень небольшую награду, но зато приносят неоценимую пользу будущим поколениям… В нашем немецком словаре есть слово, которое особенно прекрасно выражает эту мысль: долг (Verlflihtung)! Выполнить долг – это и значит обслуживать не самого себя, а служить обществу… Тот принцип, из которого вытекает такое действие, мы называем идеализмом в отличие от эгоизма, вытекающего из принципа обслуживания самого себя».
Достаточно логично. Но ведь в основе общности совсем не обязательно должно лежать этническое единство. Главное – осознание населением того или иного государства своей общности. Яркий пример тому – США. Какой бы национальности ни были их граждане, прежде всего они американцы. И это сплавляет их в монолит. Там нет главенствующего этноса. Там откровенно преобладает единая американская идея.
А вот в Советском Союзе , несмотря на демагогическую болтовню о равенстве всех народов, фактически господствовала нация, как тогда говорили – «первая среди равных». И она стремилась растворить в себе все другие этносы в виде единой советской нации. Вот все и развалилось при очередном серьезном землетрясении. Могло развалиться и раньше, во время второй мировой войны, если бы немцы не были ослеплены своей расистской идеей и пошли на создание дружественных Германии национальных славянских государств. Но какое там! Идиотические расистские бредни пьянили их умы и они не понимали, что 40 миллионов немцев никак не смогут держать в узде все население земного шара. Они категорически не желали дать независимость, как они писали, «народам, освобожденным от большевистского ига». Просто одно иго было заменено на другое, еще более страшное. Как только Бандера и Стецько провозгласили независимость Украины, так моментально оказались в немецком концлагере. Вера в освободительную миссию немецких войск в душах западных украинцев моментально умерла. Вспыхнула народная война. Конечно, сравнивать размах борьбы УПА с немцами с действиями Красной Армии смешно и глупо. Но в то время, когда основные силы вермахта были далеко на востоке, удары бандеровцев по немецким тылам были достаточно существенны. Так что говорить о том, что украинские националисты не внесли определенный вклад в дело разгрома гитлеровской Германии, несправедливо. Кто спорит, что среди украинцев были патологические антисемиты. Конечно, были. Но ведь жуткие юдофобы были и среди русских и особенно среди поляков. На чем основывался этот антисемитизм? А вот это точно описано в программной книге Гитлера. Он пишет, что отец его не был антисемитом: «Мой старик, я думаю, в самом подчеркивании слова «еврей» видел признак культурной отсталости… И хотя он был тверд и непреклонен в своих национальных чувствах, он все же оставался верен своим «передовым» взглядам и даже вначале передал их отчасти мне».
Однако, живя уже в Вене, начитавшись антисемитских брошюр, юный Адольф признается: «Теперь я уж больше не старался избегнуть обсуждения еврейского вопроса. Нет, теперь я и сам искал его. Я знал теперь, что тлетворное влияние еврейства можно открыть в любой сфере культурной и художественной жизни…»
Ну, не нравились Гитлеру евреи, не нравились и все! Я раньше думал, что именно евреи не приняли юного Адольфа в художественную академию. Но нет, ничего об этом не пишет Гитлер. Есть только какие-то бездоказательные обвинения, типа: «Евреи живут, как паразиты, на теле других наций и государств. (Будто они по своей воле покинули Палестину! – А.М.) Это вырабатывает в них то свойство, о котором Шопенгауэр должен был сказать, что «евреи являются величайшими виртуозами лжи». Все существование еврея толкает его непрерывно ко лжи. То же, что для жителя севера теплая одежда, то для еврея ложь». Оказывается, что главной их ложью является то, что они выдают себя за религиозную общину, а надо бы им, по мнению Гитлера, признать, что они «особый народ». Если это даже и так, то что в этом такого ужасного? Какой вред от этого немцам? И вообще, обвиняя евреев во всемирном заговоре, в то же время Гитлер пишет: «Евреи единодушны лишь до тех пор, пока им угрожает общая опасность или пока их привлекает общая добыча. Как только исчезают эти два импульса, сейчас же вступает в свои права самый резко выраженный эгоизм. Народ, который только что был единодушным, тут же превращается в стаю голодных грызущихся друг с другом крыс». Он несколько раз на разные лады повторяет эту весьма нелогичную и отрицающую его «любимый» всемирный еврейский заговор мысль. Хотя, да не обидятся на меня евреи, я бы на их месте все-таки прислушался к сентенциям Гитлера о постоянных политических и коммерческих драках среди евреев. Как ни крути, есть в них доля правды…
Но в основном у Адольфа Алоизовича с логикой очень плохо. Например, пишет: «Все то, что мы имеем теперь в смысле человеческой культуры, в смысле результатов искусства, науки и техники – все является почти исключительно продуктом творчества арийцев…». Но ведь это очевидная неправда! Несмотря на значительный вклад немцев в развитие цивилизации, все же они в этом смысле отнюдь не опережают другие народы и расы. А если говорить о евреях, то как раз их вклад огромен. И в абсолютном измерении, и в процентном – если принять во внимание количество великих имен по отношению к численности народа. То, что они в этом отношении превзошли «арийцев» – это, как говорил Остап Бендер, «медицинский факт». А обвинять (как это делает Гитлер) евреев в том, что они примазывались к другим народам для того, чтобы плодотворно развивать науку и культуру этих народов, – гнусная неблагодарная глупость. Все достоинства, которыми наделяет Гитлер арийцев, еще в большей мере присущи евреям. Его антинаучные разглагольствования о том, что волк, мол, спаривается с волчицей, а голубь с голубкой и поэтому немка не имеет права родить от еврея, могут вызвать только презрительный смех. Но вряд ли это было смешно жертвам его расовых бредней.
Абсолютно беспочвенны утверждения Гитлера, что во время 1-й мировой войны немецкие евреи в большинстве своем ошивались по армейским штабам. Неумолимая статистика говорит о другом: довольно большое количество евреев было награждено солдатскими Железными крестами, точно такими же, каким был награжден и ефрейтор Адольф Гитлер. (Как это похоже на грязные инсинуации времен Отечественной войны, когда вопреки реальности распространялись лживые байки , что чуть ли не все евреи-мужчины пересидели войну в Ташкенте.) В первые два года правления нацистов фронтовики-евреи даже не изгонялись с работы. Потом их некоторое время не отправляли в концлагеря. Правда, вскоре гитлеровцы исправили эту «ошибку». Их слепая, чисто зоологическая ненависть к евреям была настолько велика, что они даже перестали считаться с так милой немецкому сердцу целесообразностью. Казалось бы идет война – все для фронта, все для победы! Но 18 декабря 1941-го года рейхсминистр по делам оккупированных земель Альфред Розенберг направляет своим подчиненным циркуляр, категорически запрещающий принимать в расчет экономическую целесообразность, когда речь идет об уничтожении евреев.
У нас умышленно и неумышленно часто путают термины «национализм» и «нацизм». Однако национализм – это защитная реакция какого-либо народа на чьи-то попытки лишить его государственной самостоятельности (или возможности ее приобрести), лишить его национальной культуры, родного языка и возможности самоидентификации. А нацизм – это самоутверждение одной нации за счет другой. Клеймить национализм как таковой (в нашем случае украинский) нерационально и глупо. Когда теперь нет и не может быть классового единства, то единственным стержнем может быть только национализм. Нынешняя языковая вакханалия по большому счету не выгодна никому, в том числе и правящим силам.
Зачем разрушать единство, когда его наоборот нужно укреплять? А если хорошенько подумать о языковой проблеме, то невольно вспоминаешь США. Там все этносы между собой говорят на своих языках, но в то же время не владеть в Штатах английским – это нонсенс, абсурд!
Теперь снова о «Майн кампф». Нельзя сказать, что это полный идиотизм. В книге есть немало весьма трезвых мыслей по поводу состояния дел в тогдашних Австро-Венгрии и Германии. Не так уж глупы призывы Гитлера к единству нации и восстановлению национальной гордости немцев. Вот только совершенно непонятно, почему из этого единства нужно исключить евреев. Возможно, на меня обрушатся некоторые еврейские историки, но я выскажу крамольную мысль: вполне допускаю, что если бы Гитлер и его клевреты не вычеркнули евреев из числа немцев, то те вполне могли в составе вермахта участвовать в немецких военных авантюрах. А что? Разве так не было во время первой мировой войны? Разве тогда многие евреи не были награждены Железными крестами и не пали смертью храбрых за германскую империю? И разве, когда в 1918-м году немцы оккупировали Украину, некоторые евреи не служили у них переводчиками, так как идиш – очень похож на немецкий язык? И разве не на основе этого опыта многие евреи не уехали в эвакуацию? Так что у евреев с немцами особый счет. Немцы их подло предали.
И разве так уж пусты были разглагольствования Гитлера о «жизненном пространстве»? Разве не пришлось с этим столкнуться и государству Израиль? Однако между соображениями Гитлера и вождей сионизма огромная разница. Гитлеру жизненное пространство было нужно для установления тотального превосходства немцев над всеми другими народами, а сионистам оно было необходимо для возможности существования своей нации. Ведь когда немцы изгоняли из своей страны евреев, ни одна европейская страна не захотела их принять. Когда Громыко обосновывал в ООН необходимость создания государства Израиль, то сказал, что «сейчас ни одно государство мира не может гарантировать евреям безопасность». И пусть у него было совсем другое на уме, слова эти очень точно отражали реальное положение вещей.
Варварское ущемление прав палестинцев – это миф. Если бы сердобольные нефтяные шейхи хотели бы им помочь, то сделали бы это в два счета. Чего нет у палестинцев из того, что есть у евреев? Богатства? Так его создали на месте пустыни сами евреи. Им помогали американцы? Так палестинцам помогают и их единоверцы, и ООН. Нет выхода к морю? Есть: Газа. Не будет завозиться через нее оружие, – не будет израильской блокады. А то, что палестинцы из основной автономии и сектора Газа не могут найти согласия, то это дело самих палестинцев. В конце концов, «спасение утопающих – дело рук самих утопающих». Какой-то это странный народ, типичный иждивенец!
Но вернемся к нашей теме. Конечно можно презрительно считать, что «Майн кампф» – продукт больного воображения наказанного судьбой кровавого маньяка, и отмахнуться от этого опуса. Однако все же следует признать, что в нем, кроме всего, зафиксированы и причины самого укоренившегося антисемитизма – бытового. Идеологический антисемитизм сравнительно легко разоблачить и опровергнуть. Если бы у меня были деньги, я мог бы снять (вне зависимости от каких-либо круглых дат) фильм о деле Бейлиса, и все стало бы на свои места. Ведь если адвокатам и экспертам удалось разоблачить юдофобские бредни в глазах очень темных присяжных заседателей, то в глазах современной более или менее просвещенной публики мне удастся тем более. А вот бытовой, так сказать, «нутряной» антисемитизм вытравить в душах обывателей очень трудно. Чтобы бороться со скверной, ее истоки и причины, как минимум, нужно понимать. Поэтому весьма полезно знать, о чем шла речь в книге Адольфа Гитлера.