Свежее издание

Еврейский Обозреватель 09/285

№ 9/285

Сентябрь 2016
5776 ЭЛУЛ

ЧЕТЫРЕ МАМЫ, ДВА ОТЦА И ОДНА СУДЬБА

Mih_1Этот человек мог навсегда остаться ребенком. Одним из тысяч своих сверстников, которых поглотило ненасытное чрево Бабьего Яра. Этого не произошло. Не произошло благодаря людям, рисковавшим жизнью ради маленького еврейского мальчика. Наш сегодняшний гость — заместитель председателя Всеукраинской ассоциации евреев-бывших узников гетто и концлагерей Василий Васильевич МИХАЙЛОВСКИЙ.

— Василий Васильевич, у вас довольно странное для еврея имя и отчество…
— У меня все в жизни довольно странно — у большинства людей одна фамилия, а у меня их три, у всех одна мама, у меня — четыре, и не один отец, а два.
Родился я в Киеве в еврейской семье с более чем традиционной фамилией Кац, отца моего звали Петр Соломонович, маму — Ципа Павловна. Маму я, правда, не знал, она умерла в роддоме вскоре после моего рождения, оторвался тромб… В ее честь, по первой букве имени, я получил имя Цезарь, и для домашних был Цезиком. Отец работал заведующим небольшим кафе на Крещатике, а жили мы неподалеку — на Костельной, в самом центре Киева. Папе пришлось несладко, он тяжело перенес смерть мамы и вскоре взял для нас со старшим братом Павликом няню — неграмотную, но добрую женщину Надю Фомину, которую мы очень любили. Надя бежала в свое время от голода откуда-то из-под Мариуполя и была рада попасть в нашу семью. Это относительное благополучие продолжалось до 22 июня 1941 года. (далее…)

В ТЕ СТРАШНЫЕ ГОДЫ

Отец Алексей на куполе Покровской церкви

Отец Алексей на куполе Покровской церкви

Семья Глаголевых всегда, на протяжении многих лет, пользовалась глубоким уважением киевлян – жители города разных поколений воспринимали их как духовных лидеров.Члены этой семьи не раз показывали высокий пример гуманизма и добросердечности, заступаясь за преследуемых и гонимых. И нередко Глаголевы так поступали с риском для собственной жизни.
В подтверждение этому сегодня мы представляем вашему вниманию фрагменты воспоминаний священника Алексея Глаголева о страшных днях нацистской оккупации Украины.
Алексей Глаголев родился в Киеве 2 июня 1901 года, детство его прошло на древнем Подоле. Отец Алексея протоиерей Александр Глаголев, оказавший на сына огромное влияние, был очень известным человеком – настоятель храма Николы Доброго (в котором венчался Михаил Булгаков), профессор Киевской духовной академии, специалист по Ветхому Завету и еврейской иcтории. Всероссийскую известность протоиерей Александр получил как эксперт на суде по делу Бейлиса, на котором он авторитетно засвидетельствовал полную абсурдность обвинений в «ритуальном убийстве». Спустя почти десять лет, в 1922 году, на другом судебном заседании – над петроградским митрополитом Вениамином (Казанским), человеком праведным, но обвиненном в сопротивлении советской власти – его адвокат Гурович заявил «красным» судьям, что он, еврей, счастлив засвидетельствовать уважение ко всему русскому духовенству, отстоявшему в лице священника Александра Глаголева правду на киевском процессе.
Неудивительно, что Алексей Александрович Глаголев, выросший в такой высокообразованной и духовно-нравственной атмосфере, впитал в себя ее лучшие, благодатные веяния – и трезвую ученость, и ясную веру.
Далее – фрагменты из воспоминаний Алексея Глаголева…
(далее…)

ОДИНОКАЯ СТРОКА

75 лет со дня Катастрофы киевского еврейства

Борис Бомштейн. Киев. 1940 год

Борис Бомштейн. Киев. 1940 год

Фотография выпала из альбома. Мой сын хотел вложить ее обратно и вдруг спросил: «Мама, а кто это?»
…Молодое лицо в полупрофиль, глаза, которые называют бархатными, смоляные волосы. Фотографии – 76 лет, а 75 — нет в живых человека, который смотрит с нее. Моего дяди, единственного брата моей матери. И благодаря этому фото я мысленно вернулась в город, в котором выросла, но никогда не жила – в довоенный Киев.
Много лет назад, перед отъездом в Израиль, мы с мамой совершили экскурс в прошлое, когда в Киеве не было еще такой разветвленной сети метро, и трамваи ходили другими маршрутами, и жизнь текла иначе. Но цвели каштаны и разливался по весне Днепр, и на правом его берегу был Подол. Трамвай №19 привез нас в сердце этого древнего района, и мы оказались на улице Щекавицкой.
Тихо открыли калитку и вошли. Полуденный двор спал, отгородившись от мира и суеты зелеными воротами. Лишь в окне первого этажа, касающегося земли, появилась женщина, удивленно заметившая незнакомых людей. Тихий двор, соединяющий два дома, деревянный и каменный. Чердак, где сушили белье, неразросшиеся деревья, лестница, ведущая прямо на второй этаж. Угол двух улиц – Щекавицкой и Фрунзе (Кирилловской). Здесь остановилось время, во всяком случае для моей мамы, потому что это был двор ее детства, а детству изменить нельзя.
…Они росли все вместе, дети из семи коммунальных квартир. Соседи, словно подобранные по национальному признаку: Дымарские, Радомысльские, Соскины, Хазаны, Бомштейны… Дворник дядя Ваня был единственным жильцом дома, не знающим идиш. Мальчики постарше увлекались футболом, девочки играли в дочки-матери, игру всех времен и народов, а их мамы на общих кухнях стряпали, ссорились и мирились. (далее…)

ЧТОБЫ ПОМНИЛИ

БАБИЙ ЯР — ОДНА ИЗ САМЫХ СТРАШНЫХ СТРАНИЦ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

Борис Фуксман

Борис Фуксман

В конце сентября в Украине будут проходить мемориальные мероприятия, посвященные 75-летию трагедии Бабьего Яра. В их программу входит и кинофестиваль «Фильмы-лауреаты премии «Оскар» о трагедии еврейского народа». Фестиваль организован и будет проведен Еврейской конфедерацией Украины совместно со Всемирным еврейским конгрессом и при участии Фонда Виктора Пинчука.

– Как родилась идея этого фестиваля? – таким был первый вопрос, с которым мы обратились к президенту ЕКУ Борису Фуксману.
– «Никто не забыт, ничто не забыто!» Эти слова актуальны до сих пор. Это наше отношение к памяти погибших в годы войны – и ее героев, и ее жертв. Иное дело, что не так уж редко эти слова остаются лишь декларацией, когда под таким  лозунгом проводятся тусклые «дежурные» мероприятия. Вот почему, обсуждая в ЕКУ, как достойно почтить память расстрелянных в Бабьем Яру десятков тысяч наших братьев и сестер, мы решили, что, кроме вечера памяти во Дворце «Украина», который состоится 29 сентября, мы проведем и этот кинофестиваль. И представим на нем лучшие ленты мирового кинематографа, рассказывающие о Холокосте.
– В чем Вы видите необходимость, актуальность такого кинофестиваля? Где он будет проходить?
– Со времени окончания Второй мировой войны прошло уже более семи десятилетий. Живых свидетелей тех страшных лет становится все меньше и меньше. Выросли новые поколения, не знающие в полной мере о всей трагичности событий военных лет. (далее…)