Свежее издание

№ 5/293

Май 2017
5777 ИЯР

ДОБЛЕСТЬ ПОД ГРИФОМ «СОВ. СЕКРЕТНО»

К 72-й годовщине Победы

Марк Штейнберг в годы службы в Кушке

Марк Штейнберг в годы службы в Кушке

В конце 1948 года из военного училища «загремел» я в Кушку – один из самых дальних армейских гарнизонов. Прослужил там почти 6 лет – во времена оголтелой антисемитской кампании: борьбы с космополитами, с членами Антифашистского комитета, с врачами-«убийцами» и др. И в те страшные времена Кушкинский гарнизон был прямо-таки перенасыщен евреями: командир моего батальона подполковник Аркадий Гольдин, командир танково-самоходного полка полковник Исаак Рубин, не говоря уж о множестве других офицеров – старших и младших. А в 1952 году командиром кушкинской дивизии стал Герой Советского Союза генерал-майор Симон Давидович Кремер, назначенный с понижением после окончания Академии Генштаба.
Как выяснилось потом, по указанию свыше в начале 1950-х евреев-военнослужащих собирали в определенных гарнизонах, чтобы сподручнее было депортировать их в места отдаленные, когда поступит соответствующий сигнал. (далее…)

«Где купил ордена?»

КО ДНЮ ПОБЕДЫ

Я думаю о судьбе и об Ионе Дегене, моем (горжусь!) заочном знакомом по переписке в Интернете и, кажется, по одному или двум телефонным разговорам. Но я узнал о нем гораздо раньше – еще когда жил в Союзе и где-то прочел опубликованное Евгением Евтушенко поразившее меня беспощадным звучанием правды короткое, в восемь строк, стихотворение: «Мой товарищ, в смертельной агонии / не зови понапрасну друзей, / дай-ка лучше согрею ладони я / над дымящейся кровью твоей…» Мне тогда и в голову прийти не могло, что я буду общаться с автором этих пронзительных стихов как с равным, и более того – что он будет ко мне обращаться за советом (скромность поразительная!), работая над своими документальными рассказами о фронте, и я, по существу, пороха не нюхавший кроме как во время ОБЫЧНЫХ немецких бомбежек мирных городов (Харькова и Горького), но впоследствии получивший кое-какое филологическое образование, отважусь ему эти советы давать…
Почему я пишу сегодня об этом? Случайно я только что наткнулся на подборку его редкостных по чувству жизненной правды стихов. Чтобы уточнить для себя возраст Иона Лазаревича, полез в Википедию. Он родился в 1925-м, почти сплошь выкошенном войной. Б-г пощадил его как редкостного свидетеля: начав войну 16-летним мальчишкой-добровольцем истребительного батальона, И он служил в пехоте, затем в составе экипажа бронепоезда, а потом, окончив танковое училище, в расчете броневой машины воевал почти до конца войны. И в каждой из этих своих огневых ипостасей бывал изранен чуть не до смерти, из каждой возвращался еле живой, множество раз награжден, дважды был представлен к званию Героя Советского Союза (оба раза «наверху», там, где пули не свистят, заменяли Золотую Звезду наградой помельче), счастливо избежал, казалось, неизбежной ампутации ноги – и вернулся живым, далее поступив в медицинский и став в итоге замечательным ортопедом, защитил кандидатскую и докторскую диссертации. (далее…)

ДЕЛО БЫЛО НА ЕВБАЗЕ

Продолжение. Начало в № 4/292

Евбаз считался этаким «культурным центром города»

Евбаз считался этаким
«культурным центром города»

Бурлила, кипела жизнь на Евбазе. Здесь торговали не только материальным. На Евбазе вам могли «продать» любую новость, порой самую фантастическую, о чем как-то упоминал и Михаил Булгаков.
Мой отец родился на Евбазе еще при царе Николае, в 1910 году. Когда он был в хорошем настроении, то рассказывал мне разные истории из жизни Евбаза.
Например, отцу хорошо запомнился весенний день 1917 года, когда в скромной квартире моего деда неожиданно появились четверо богатых купцов, принесших с собой дорогое вино, вкусную еду, и сладости для детей, которых в семье было шестеро. В те первые месяцы после февральской революции энтузиазм масс царил и в Киеве. Приближались местные выборы и сообразительные купцы решили, что неплохо было бы продвинуть в депутаты от района какого-нибудь «пролетария», сделав его при этом своим человеком. Кандидатура моего деда – простого работяги, да еще и сына георгиевского кавалера – показалась им весьма подходящей. Однако, как рассказывал отец, дед уперся, и несмотря на все уговоры и обещания, в политику идти не согласился. А ведь мог бы и разбогатеть на этом, поскольку, кроме оклада депутата, зарабатывал бы еще немного и на пошиве обувки.
Шутки шутками, а политиков в нашей семье так и нет до сих пор. И глядя на современных депутатов, думаю, что это к лучшему. А то перед людьми было бы стыдно… (далее…)

БЕЙ «ЖИДОВ», СПАСАЙ ЕВРЕЕВ?

Не сотвори себе кумира.
Эта библейская мудрость на протяжении веков не раз доказывала свою правоту. Но так уж устроены люди, что раз за разом ищут себе кумиров. И ох, как же часто пытаются найти их там, где кумира нет и в помине.
Немало украинцев находилось и до сих пор находится в плену у сепаратистов и на территории России. Однако, так случилось, что обо всех них вместе взятых говорили и говорят меньше, чем об одной экс-пленнице Надежде Савченко.
А, может, и не случайно так вышло. Сегодня сильные задним умом эксперты вдруг стали припоминать, что ореол исключительности вокруг Савченко первыми стали создавать вообще-то именно ее московские похитители и судьи. Ни на что я, однако, не намекаю. Просто констатирую факт.
Словом, после всех злоключений в плену и в российской тюрьме возвращалась Надежда Савченко на родину как, пардон за каламбур, надежда страны на то, что у нее появилась своя Жанна д’Арк. Увы, вскоре оказалось, что Савченко никак не спасительница нации, а очередное «маємо те, що маємо». Теперь многие из тех, кто пел Надежде осанну, удостаивают ее разных нелестных слов. А она как будто специально старается давать для этого все новые и новые поводы – «разгулялась» вовсю. И вот уже добралась до весьма деликатной и такой любимой отдельными гражданами национальной темы. (далее…)